~...Magic diary Will...~
Заходите,я не кусаюсь!
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

~...Magic diary Will...~ > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Вчера — среда, 21 ноября 2018 г.
Взято: «Пусть говорят, а я останусь при своем…». Kuroshitsuji. (Женские персонажи) Schwarz Walzer 22:25:05
­Элиа Мерибель 11 апреля 2015 г. 14:50:30 написала в ­~ Results of tests
Анжела Блан
Сегодня утро в деревеньке Хаундсворт выдалось на удивление погожим благодаря неестественно затянувшемуся бабьему лету в этом году. Трава еще и не думала жухнуть, будто застывшая на грани между летом и осенью. Небольшое озерцо уже стало покрываться тоненькой корочкой льда у берегов, да только общего и, к слову, весьма притягательного пейзажа этот факт не портил. Солнце едва-едва показалось из-за холма, частично освещая замок лорда Генри Бэрримора на пригорке, мелкую рябь на поверхности воды и двоих девушек, расположившихся на расстеленном на песчаной косе покрывале. Точнее, расположилась одна, держа над головой кружевной зонтик, а другая в негодовании нарезала вокруг нее круги, взрывая песок каблуками туфель.
Ты исподлобья наблюдала за своей подругой, тщетно пытающейся спрятать под складками фартука руки, густо усеянные синяками и рубцами от ударов кнутом. Уже в который раз ваша встреча начиналась именно со стыдливо опущенного взора и нервного перекручивания рук за спиной. Это все сильнее начинало раздражать. «До чего глупый поступок! – с досадой подумала ты. – Она ведь прекрасно понимает, что я все вижу, к чему тогда весь этот маскарад?»
- Хозяин вновь бушует, да?
Как тебе показалось, при этих словах она сжалась еще больше.
- Нет-нет, это старые…Не успели зажить. Он просто очень нервный…
- Вот смотрю я на тебя и диву даюсь, - возмущенно вещала ты, наконец опустившись на покрывало рядом с Анжелой. – Почему ты просто не уйдешь от этого надутого индюка, который за малейшую провинность сразу за кнут хватается? Считай, один рывок – и ты свободна! И что только тебя держит рядом с ней? Неужели тебе не к кому пойти, где твои родные? Должен же был у тебя остаться хоть кто-то из родных!
- Брат-близнец есть…но он живет далеко, при дворе королевы. По крайней мере, он писал мне в последнем письме, что он – личный советник Ее Величества, а это, как сама понимаешь, немалая честь для нашего рода…
- Ничего себе! А почему же ты тогда просто не поедешь к нему?
- Ну…у него своя жизнь, у меня – своя…Лучше его не беспокоить просто так. Да и потом, каждого человека нужно прощать, даже если человек жестокосерден…Об этом ведь глаголет нам Господь.
Ну вот, опять…поистине фанатическая набожность Блан не раз вызывала в тебе жгучее желание встряхнуть ее за плечи и разубедить. Но, как бы странно не звучало, именно потому, что тебе хотелось, ты не могла этого сделать. Вообще, рядом с этой девушкой ты всегда менялась – от милой до жестокой, и все в считанные секунды. Когда рядом не было Анжелы, тебя по поведению почти невозможно было отличить от нее самой: благодушный, отзывчивый человек, готовый поддержать и помочь. Но едва дело касалось твоей подруги, твою личность было не узнать: дружелюбный и даже какой-то лукавый огонек вмиг сменялся адским пламенем, приветливая улыбка – злобным оскалом, а руки из расслабленных становились какими-то неестественно скрюченными. Ты не могла стерпеть жестокости по отношению к молодой Блан.
Вообще ваша дружба казалась чем-то из ряда вон выходящим. Познакомились вы, когда ты в своей карете проезжала мимо окраины деревеньки, а поскольку времечко было позднее, то ты упросила кучера остановиться на ночлег в Хаундсворте. Именно в эту пору тебе помогла Анжела, чуть ли не грудью проложив тебе путь в замок ее господина. Этого ты ей не забыла и с тех пор по три раза в неделю ездила из Лондона в гости к ней, всякий раз привозя девушке какой-нибудь подарок. Это вызывало пересуды среди деревенских жителей: с чего бы столь высокородной леди интересоваться простой служанкой, да еще и относиться к ней, как к равной себе? Лорд Генри не рисковал возмутиться: во-первых, титул «герцогиня» будет повыше, чем простой лорд, к тому же после того, как ты увидела его отношение к своей горничной…Пожалуй, такого громогласного рева умирающего медведя деревня еще не слышала. После этого он сторонился тебя всякий раз, как только замечал, прячась за углом коридора, при этом потирая саднящее горло и вспоминая, как ты сперва чуть не задушила его, а потом с искренним отвращением порвала кнутовище. Зато Анжела каждый раз встречала тебя с сияющим взором и улыбкой на половину лица, и это тебе нравится. Единственное что – эта ее безумная любовь к Господу, которая, казалось, руководила каждым ее шагом.
- Слушай, Ангел, - ты всегда называла ее так: из-за имени и наклонностей. – Поклонение Богу, конечно, никто не отменял, но…если всю свою жизнь без особых на то причин посвящать ему, то так ты и в самом деле станешь ангелом! Хоть бы повеселилась раз: станцуй, спой – ну хоть что-нибудь! Завтра на площади вашей деревеньки устраивается вечер танцев – учитывая царящую в этой местности угнетающую атмосферу, такое я бы не советовала пропускать. Ты обязана туда пойти!
- Не с кем же…
- А вот хотя бы и со мной! – ты вновь сорвалась с места и схватила Анжелу за руки, побуждая подняться вслед за тобой. – Я костьми лягу, но все же добьюсь своего и выведу тебя на вечернее гулянье!
- Ну..ладно…а там точно будут только танцы? – робко поинтересовалась она.
- Да точно, точно, - заверила ты. – Ничего аморального.
- А платье? – глуповатые, по твоему мнению, вопросы, сыпались один за другим. – У меня ведь осталось из выходных только это.
- Подберем тебе. Или же, на худой конец, закажем, - уверенно отозвалась ты. – Знаю я одну персону – так ей что не поручи, все, что угодно сшить сможет. Так или иначе, а я ничего не заставит меня отказаться от своих слов!
Следующим вечером
С грустью ты взирала на неподвижно стоящую у стеночки таверны, перед которой устраивалось празднество и хозяин коей вынес во двор патефон, Анжелу. Непонятно почему, но ее на танец никто так и не пригласил. Почему? Разве уступала она кому-нибудь из находящихся здесь в красоте?
Эх, вероятно, это все только из-за того, что она прислуживает такому моральному уроду, как лорд Бэрримор. Ее односельчане слишком бояться всего, что с ним связано, а потому стараются избегать не только разговора, но даже встречи с ней с глазу на глаз. Ты понимала, что подобному «стаду» вряд ли удастся доказать обратное насчет твоей подруги. Но вместе с тем в тебе все бурлило от возмущения и ты в конце концов не выдержала.
- Иди сюда! – девушка с удивлением уставилась на протянутую тобой руку.
- (Твое имя)? Что случилось?
- Не говори ничего – просто дай мне руку и двигайся в том направлении, в котором иду я, - спокойно отозвалась ты. – А то что же получается: обещала я тебе веселье, а в итоге что? Получается, что не сдержала обещания, а наш род ведь всегда был честен с людьми.
- (Твое имя), на нас же смотрят? Что о нас подумают, что скажут?! – в отчаянии шептала Анжела, впрочем, не мешая тебе вести ее в танце.
- Знаешь, Ангел, когда-то мой отец говорил мне: «Главное в этой жизни – быть счастливым. И не важно, какое заключение может сделать врач из Бедлама», - беззаботно откликнулась ты. – Так что сейчас отбрось все мысли и думай о чем-то хорошем. Пусть говорят, что хотят – не хотели тебя на танец приглашать, ну и не надо, это их заботы. А то, что выглядим со стороны странно – так мало ли? Нам с тобой и вдвоем неплохо, верно?
- Э…да, правда, - впервые на лице Анжелы появилась улыбка.
Чего вам только не довелось сегодня прослушать и протанцевать: контрданс, лансье, рил и даже джигу...Вначале крестьяне только настороженно косились на вас, но когда пришла пора водить хоровод, довольно многие из них даже забыли о своей неприязни к чужакам – все-таки, подобное в их краях устраивается нередко.
В этот вечер всю дорогу к стоящему на пригорке экипажу тебе довелось выслушивать благодарности Анжелы по поводу платья и прекрасного вечера, почти задыхающейся от восторга и усталости. Надо признать, ты чувствовала себя легко, как никогда. Все-таки приятно осознавать, что ты делаешь человека счастливым…
Именно поэтому, пребывая в этакой приятной прострации, ты помахала рукой подруге и нырнула в карету, не заметив хищного прищура аметистовых глаз и не расслышав ее слов:
- Хорошая девочка…Чистая. Пожалуй, именно ее я и могла бы взять себе в помощницы...
­­
Реакции остальных
Поместье Фантомхайв
Сиэль Фантомхайв: Его юное сердце, не привыкшее к теплу, обожгло, как огнем, стоило ему натолкнуться на заботу и бьющую фонтаном отзывчивость. Но это ровно до момента сообщения о том, что ты являешься вторым Цепным Псом Ее Величества. Впрочем, от того, что он увидел тебя в деле, его больше чем хорошее отношение ничуть не испортилось. С тех пор вам не один раз приходилось вместе выполнять поручения королевы. Ты похожа на Лиззи, это очевидно, но вот от Мидлфорд-младшей тебя отличает то, что ты в случае опасности, не колеблясь, примешь меры, вовсе не жалея о содеянном, в то время как Лиззи рыдает всякий раз, когда проявляет мужество. И это качество завораживает юного Фантомхайва, как бы он этому не противился. Впрочем, как известно, с искушением бесполезно бороться – лучше ему поддаться.
Себастьян Михаэлис: Считает своим долгом сообщить тебе, что твое влияние на его господина весьма благотворно, раз уж он уже сам может одеться, стоит дворецкому утром сообщить о твоем надвигающемся визите. Разумеется, в свойственной ему манере: на ушко и голосом профессионального соблазнителя. Ему ничего не стоило разгадать, что ты «с ангелами знаешься», а потому назло Клоду и Эшу хочет тебя совратить. Сам же он, что называется, никак к тебе не относится – есть ты – хорошо, нет тебя – еще лучше. К тому же, если ты общаешься с Алоисом, то не очень-то расположен демон тебе доверять. Что ж, пока ты не причинишь боль господину, он не тронет тебя.
Мэйлин: Она рада, что Элизабет теперь меньше придирается к ней с требованием снять очки и одеть что-либо «милое». Втайне была бы вовсе не против, если бы господин сделал тебе предложение руки и сердца и ты, ответив на него согласием, сделалась хозяйкой поместья. К тому же, она знает, что в свете твой род слывет особами, серьезно занимающейся благотворительность­ю, к тому же – ты еще один Цепной Пес Виктории, а потому чтит тебя еще больше.
Бардрой: Он, пожалуй, единственный из всех обитателей имения Фантомхайв, кто уже окончательно убедился, что твоя особа ему неприятна, и даже очень. Что поделать, он никогда не питал особого уважения к «святошам». Правда, в открытую он своего недовольства не показывает, ибо против мнения большинства вряд ли попрешь.
Финниан: Он не раз водил тебя дорожками сада усадьбы графа, показывая по отдельности каждый цветок и в красках расписывая его очарование – развлекал, как только мог. В общем, он очень дорожит новым знакомством, так как Мэйлин ясно дала понять, что лично проследит за тем, чтобы ее друзья к тебе относились хорошо. А с Мэйлин, как известно, шутки плохи, особенно если она серьезна.
Танака: При тебе он как можно скорее превращается в себя настоящего, всем свои видом демонстрируя саму приветливость. Он уже навострился на скорое появление новой хозяйки в поместье Фантомхайв, что несказанно его радует.
Плуто: При виде тебя волнуется, ох как волнуется, набрасываясь на хрупкую фигурку и сбивая с ног, тем саамы открывая себе превосходное пространство для вылизывания дорогого ему человека. Именно дорогого, ибо ты для пса даже лучше, чем дворецкий и ангел вместе взятые. Себастьян объясняет это тем, что пес привязан к тебе, чем беззастенчиво и пользуется, прося тебя выгулять животное. Надо сказать, не так уж это и легко – главным образом из-за того, что тебе каждый раз приходиться изрядно помучиться, чуть ли не силком запихивая его в штаны.
Поместье Транси
Алоис Транси: Впервые не испытывает неприязни к тому, кто общается с его дворецким, потому как к мальчишке ты относишься так же хорошо, как и к Анжеле Блан. Твое понимание вперемешку с напускной, сугубо материнской строгостью заставляют юношу чуть ли не на коленках перед тобой ползать. Порой даже подумывает, что если бы вы с Клодом были вместе, то ему бы доставалось вдвое больше любви – по крайней мере, все мысли юноши сводятся именно к этому. Мысли поженить вас двоих уже неоднократно посещали его голову, к тому же, как известно, господин имеет полное право женить или выдать замуж свою прислугу. Он видит в тебе – ни много ни мало – маму, которая могла бы подарить ему то, чего так не доставало этому мальчишке в детстве.
Клод Фаустус: Что же касается самого Фаустуса, то пауку уже давным-давно безразлично, на чьей ты стороне. Все равно, кому ты отдаешь предпочтение – когда он заполучит твою душу, это станет уже неважно. Демону до безумия нравится запах твоей души, порой ему кажется, что он даже готов отдать все ранее поглощенные, лишь бы ты принадлежала ему. Какой ангел, о чем ты – к светлой стороне по его решению ты точно не будешь принадлежать.
Ханна Анафероуз: Если господин и дворецкий и относятся к тебе во всех смыслах положительно, то она уж точно не принадлежит к их числу. Знаться с ангелами – по мнению горничной-демона это позор, неизгладимым клеймом налагающийся на человека. К тому же немалую роль играет желание Клода присвоить тебя себе, что она также не может оставить без внимания.
Томпсон: Всецело согласен с Анафероуз.
Тимбер: Поддерживает мнение Томпсона.
Кантербери: А чего же еще ожидать от существ, у которых одни мозги на троих?
Поместье Мидлфорд
Алексис Леон Мидлфорд: В глубине души ему жалко дочку, но перечить своей супруге он не в силах, ибо у них в семье царит матриархат. К тому же, твой отец является одним из хороший друзей маркиза и рвать эту дружбу тому ой как не хотелось бы.
Фрэнсис Мидлфорд: В отличие от дочери, ей уже известно, кому на самом деле принадлежит сердце молодого Фантомхайва. Это может показаться чем-то абсурдным, но…она даже не думает ничего менять. Женщина и до этого подозревала, что в будущем у ее дочери и графа не будет гармонии, а потому не сильно огорчилась, узнав, что помолвка трещит по швам. К тому же ты девушка во всех смыслах порядочная – придраться ей в тебе не к чему.
Эдвард Мидлфорд: Он не может не относиться к твоей персоне с уважением, потому как твой отец является одним из попечителей Уэстонского колледжа, его Альма Матер. К тому же, от матери наслышан о твоем истинном предназначении в этом мире, отчего его уважение к тебе только возросло.
Элизабет Мидлфорд: Она мнит вас двоих самыми лучшими подругами, которых когда-либо видела земля, потому как вы похожи довольно во многом. Например, в желании помочь дорогому человеку. Но смотри – так будет продолжаться ровно до того момента, как Сиэль сообщит ей о том, что у него теперь новая невеста, а ведь он уже вознамерился…
Паула: Бывает, что она не нарадуется на вас с госпожой, подбирающих друг другу наряды на очередной бал или же попивающих чай в саду Мидлфордов. В ее понимании ты – совсем как вторая Элизабет, но немного решительнее.
Департамент жнецов
Уильям Ти Спирс: Он довольно спокойно относится и к ангелу, и к тебе, а потому еще как-то терпит те дни, когда Анжела прилетает и внимательно изучает книгу, в которой написано о твоей жизни. К чему это ей понадобилось – его не интересует, но вот непонятное волнение ангела, листающего страницы – настораживает.
Грелль Сатклифф: Жнец уже которую неделю пребывает в каком-то безумном восторге от твоей персоны, чему он и сам порой удивляется. Даже Себастьян как бы на второй план отходит. Пусть ты и не любишь красный, но, как известно, противоположности притягиваются – и сейчас эта история находит подтверждение в его лице. Он трезво осознает, что ты, как и ворон, не из тех, кто позволит петь себе о любви, но, по его словам: «Раз я сам избрал это бремя, то и пронесу его до конца». Он не прекратит преследовать тебя, пока не добьется ответа на свои почти безумные чувства.
Гробовщик: В какой-то мере даже сочувствует тебе, поскольку любовь такого, как Грелль – дело страшное. Иногда даже своеобразно утешает тебя, при этом без его знаменитых печений и склянки чая дело никогда не обходится. Бывает, что он в шутку советует: «На твоем месте я бы переоделся мужчиной, изменил имя и фамилию, и улетел бы куда-нибудь далеко-далеко…Но я не уверен, что он тебя там не найдет, дорогая». Неплохое утешение, не правда ли?
Рональд Нокс: Вы с ним познакомились во время очередного бала, на который он явился, дабы забрать души уединившейся парочки, которая должна была погибнуть, да там и разговорились. А расстались уже хорошими приятелями. Поэтому он часто навещает тебя, иногда передавая какую-нибудь симпатичную безделицу красного цвета, но вот от кого она – никогда не говорит.
Эрик Слингби: Потешается над тем, что Рональд решил вдруг побыть почтальоном. О тебе он не имеет понятия, но вот тот факт, что Нокс вытаскивает из Департамента абсолютно нелепые вещи он не может оставить без насмешки.
Алан Хамфрис: Прекрасно знает, куда пропадает Рональд, но выдавать это приятелю в силу его нрава не торопиться – мало ли что взбреде тому в голову? А вообще он удивлен – не каждый день дамы заинтересовывают такого, как Сатклифф.
Лоуренс Андерсон: Грелль попросил старика изготовить еще одну пару очков красного цвета и передал их тебе с Рональдом – а что, в его глазах это превосходный подарок.
Королевский двор
Королева Виктория: Эта женщина очень дорожит тобой как сильным союзником - именно так, союзником, а не слугой, а потому изо всех сил пытается устроить твою жизнь благополучно. Она поставила перед собой цель – самолично выдать свое доверенное личико, как она любит поговаривать, замуж. Выискался даже претендент на твою руку и сердце, но это, увы, отнюдь не граф Фантомхайв.
Эш Ландерс: А вот и та самая особа, которой Ее Величеством предписывается взять тебя в жены. С первых же минут знакомства ты поняла, что он кого-то тебе напоминает, а именно – того самого брата, о котором говорила Анжела. Та же набожность, и внешность похожа. Только вот фамилии разные…Однако твои подозрения все же подтвердились - он действительно оказался братом Анжелы. Надо заметить, ты никогда не преминешь попенять ему, почему тот не поможет сестре. Сам же Эш не может думать ни о чем другом, кроме как сломить твое сопротивление и улететь наконец вместе на небеса, где будете только вы вдвоем. О том, что он и Анжела – одно целое, пока что умалчивает, выдумывая всякие байки о социальном неравенстве. На предложение руки и сердца ты не отвечаешь, мечтая как можно скорее избавиться от его общества.
Эарл Чарльз Грей: А если тебе и не удается от него избавиться, то тебе помогает пылающий ревностью граф Грей, давно присвоивший тебя себе в силу своей любви, о которой – классика жанра – ты и не подозреваешь, впрочем не мешая себе благодарить его за помощь. В твоих глазах он – великовозрастный ребенок, делающий все, что в его силах, только бы обратить на себя мнение окружающих. Всеми силами препятствует надвигающемуся бракосочетанию, ставя палки в колеса Эшу и Фиппсу, а также активно помогая тебе ссориться с мужской частью ангела.
Чарльз Фиппс: К великому огорчению твоей личности и своего напарника, поддерживает мнение Виктории, а потому лично следит за приготовлениями к свадьбе. Самое интересное: он сам возжелал помочь тебе с выбором платья, демонстративно не замечая твоего недовольства. Даже подшивать его сам вызвался, а это уже нечто невообразимое. Он мнит себя кем-то вроде заботливого отца, помогающего ребенку лучше разбираться в людях. «К чему печалиться? – часто повторяет он, вытирая твои слезы платочком. – Замужем да за таким человеком как за каменной стеной будете!»
Цирк «Ноев Ковчег»
Барон Келвин: Ему хватило одного твоего визита к нему вместе с Сиэлем, дабы сравнить вас двоих и, забыв о всех своих предыдущих планах, сделать своей главной целью тебя. Нет, не для домашнего цирка – он хочет получить тебя для дел более извращенных. Мой тебе совет: остерегайся этих останков человека, обходи десятой дорогой!
Доктор: Он как-то странно поглядывает на твои руки и ноги. По-моему, он заинтересован в тебе как в ценном материале для своих безумных исследований, так что мой совет по поводу Келвина можно и даже нужно применить и к этому человеку.
Джокер (Томас): Было время, когда вы встречались еще до основания цирка. Еще тогда, когда он не был Джокером. Искренне жалея несколькими годами старше тебя парнишку оборванного и без руки, ты никогда не могла пройти мимо, не подарив что-нибудь ему и его друзьям, неотступно следовавшим по пятам. А на днях вот приехал в Лондон цирк и, сидя на представлении, ты с изумлением узнала в рыжем импресарио того самого паренька. Сразу же после выступления ты специально отыскала его, чтобы поздравить с тем, что он уже намного лучше сумел устроиться в жизни. Сам же Джокер до конца своих дней останется тебе благодарен за оказанную когда-то помощь, превознося тебя так же, как и Отца.
Бист (Мэри): Мнения возлюбленного, увы, она отнюдь не разделяет: ее настораживает твое искреннее желание помочь, плюс – помощь в ее понимании абсолютно ненужная вещь, которую принимаешь только в том случае, если ты слаб и беспомощен. Она избегает разговора с тобой, зачастую просто проносясь мимо и вперив глаза себе под ноги.
Даггер: Сперва он был немало удивлен, узнав, что девчушка, постоянно сбегающая к ним в работный дом, до сих пор не забыла ни одного из их компании. Но еще больше его ошеломило то, что она выросла в такую красавицу. По сравнению с тобой, по его мнению, даже укротительница отходит на второй план. Теперь приветствуй ночные серенады под окном, страстные признания в любви, разносящиеся чуть ли не на полгорода, а заодно и учись выкручиваться, дабы избегать допросов от возмущенной Анжелы.
Долл: Вы с ней были почти ровесницы, когда встретились в первый раз. Уже тогда обе прониклись симпатией друг к другу, а теперь, когда вы повзрослели, она только увеличилась. Вы можете часами напролет сидеть у нее в палатке и обсуждать парней, ее необычный стиль и те события, которые произошли с вами за то время, что вы не видели друг друга.
Снейк: Поскольку этого молодого человека ты среди «старых знакомых» не видела, ты сочла необходимым поговорить с ним о том, как он попал в основной состав. Правда беседа не сразу задалась: он отвечал кратко и весьма неохотно. Как результат, вскоре ты вообще потеряла к нему интерес: мол, не хочешь знакомиться – и не надо.
Питер Бланко: Если его сестра и относиться к тебе с уважением, то он – точно нет. Как и Бист, он считает, что принимать от кого-то помощь – унизительнее некуда. Помимо того, его раздражает, что почти весь состав от тебя без ума, в то время как он сам ничего примечательного в тебе не видит.
Венди Бланко: Как и было сказано выше, ты пользуешься большим уважением с ее стороны. Вместе с Долл зачастую ведете задушевные беседы.
Джамбо: Никогда не отказывает, если ты просишь его сыграть тебе песню о сыне волынщика. Естественно, после изрядно надоевших скрипки и пианолы губная гармошка и деревенский напев отдает чем-то новым, доселе неизведанным. Собственно, именно песня и положила начало приятельским отношениям между вами.
Скотланд-Ярд
Лорд Артур Рэндалл: Его раздражает каждое твое появление в Скотланд-Ярде, главным образом из-за того, что все твое внимание направлено не на него, видавшего виды уважаемого человека, а на какого-то молодого детектива, у которого на счету намного меньше раскрытых преступлений. Короче говоря, он просто завидует.
Фредерик Абберлейн: Его твоя доброжелательность не обошла вниманием: ты помогаешь ему с улаживанием дел в семье, а потому он готов чуть ли не жизнь за тебя отдать.
Остальные
Принц Сома Асман Кадар: С тех пор, как ему стало известно, что причиной неожиданной депрессии его младшего братишки являешься ты, он не слишком-то жалует твою персону. Почти все свое время он теперь посвящает успокоению Сиэля, хотя, если честно, его помощь скорее раздражает графа еще больше. А так он почти не придает твоему существованию значения.
Агни: В отличие от принца не делает поспешных выводов, считая, что раз ты предпочла Сиэлю другого, то не по своей воле, а потому, что тебя принудили пойти на такой шаг. Можно сказать, что ему даже жаль тебя, но увы – с мнением господина нужно всегда считаться.
Лау Тао: Находит происходящее довольно интересным: еще бы, ведь не каждый день граф Фантомхайв так сильно огорчается из-за девушки! Первое время пытался даже своеобразно взбодрить Сиэля, уверяя его, что он еще найдет себе другую или же «отпустит себя» по примеру самого китайца…Но, взглянув на тебя, вынужден был признать, что у молодого графа весьма недурен вкус, раз он решил избрать владелицей своего сердца именно тебя.
Лан Мао: Ей остается только молча кивать, слушая разглагольствования­ брата. Никогда не видела тебя, но после столь разных рекомендаций со стороны знакомых, была бы не против узнать, что же ты на самом деле за человек такой.
Ангелина Дюрлесс (Мадам Рэд): Она была бы счастлива, если бы ты вышла замуж за ее племянника, но стоило твоей помолвке с Ландерсом выйти в свет, ты вмиг растеряла всю благосклонность с ее стороны. Еще бы, ведь мадам уже третий месяц пребывала в мечтах поняньчить ребеночка! К тому же, она не может стерпеть, когда ее родственнику причиняют боль или неудобства – а Сиэль ведь долго не мог оправиться от новости, даже растеряв всю свою сдержанность.
Анжела Блан: Она решила довериться тебе настолько, что даже позабыла о бдительности и открыла свое истинное обличье, но не говоря, что одновременно является и Эшем. Сперва тебя чуть Кондратий не хватил – накаркала, твоя подруга и в самом деле оказалась ангелом! Ты долго не могла поверить собственным глазам – только через две недели ты приняла поставленный перед тобой факт, но с трудом. А пока что ангел зазывает тебя улететь вместе с ним на небо, обещая, что только тебе одной будет дозволено жить в Новой Англии. Срок на раздумья – неделя, хотя она с большим удовольствием ускорила бы прибытие дня, когда ты дашь ей ответ.
Дорсель Кейнс: По приказу Анжелы он теперь прислуживает тебе, выполняя малейшую прихоть. Но вот только сам шарманщик отнюдь не в восторге от того, что ему при этом запрещено даже посмотреть тебе в глаза или дотронуться до теплой кожи – все поручения нужно выполнять с опущенной в почтении головой. Что же касается тебя, то нет для тебя лучшего времяпрепровождения­, чем садиться рядом с ним и слушать его пение, постепенно погружаясь в сон. Именно поэтому ты и не знаешь, что кукольник подолгу наблюдает за твоим безмятежным лицом, перебирая твои волосы или оглаживая щеки. Кукла чувствует привязанность – можешь собой гордиться, ты сумела пробудить чувства в марионетке.
Нина Хопкинс: Угадай-ка, кому было Ее Величеством лично поручено создать для тебя свадебное платье по самой последней моде, к тому же, богато расшитое золотом и драгоценными камнями? Между прочим, во время примерки портная заметила, что тебе только крыльев за спиной не хватает – и был бы вылитый ангел.
Лорд Алистер Чембер (Виконт Друитт): По желанию Виктории он будет считаться одним из самых почетных гостей на свадьбе, если, разумеется, не считать ее самой и графа Фантомхайва. Он уже успел посвятить твоей светлости длинный слащавый, впрочем, как и всегда, комплимент и взять с тебя обещание (не без твоего раздражения, разумеется), что второй танец на своей свадьбе ты подаришь ему, а потому теперь ему не избежать злобных взглядов нескольких пар недовольных глаз. Эх, похоже, все решили за тебя…
Артур Уордсмит: Книжный шкаф в твоей комнате забит книгами, среди которых находятся три книги, принадлежащие его перу – но лично ты этого писателя не знаешь.
Не знаю, смею ли надеяться...но скажете ли автору что-нибудь? http://eliameribel.­beon.ru/0-29-moi-tes­ty.zhtml#e203
Источник: http://tobosoyno.be­on.ru/0-12-pust-govo­rjat-a-ja-ostanus-pr­i-svoem-kuroshitsuji­-zhenskie-personazhi­.zhtml
www melinoe в сообществе U33J6 13:52:14

ocean waves

­­


Категории: !Art, !Game, Girl, Witch, Overwatch
понедельник, 19 ноября 2018 г.
20:12 лисья морда. 17:12:43
тем временем я пью все больше
смелее знакомлюсь с людьми
до//ываюсь до чужих людей на улице
мало сплю
мало ем
и балансирую на грани срыва
17:13:30 лисья морда.
так на меня влияет учеба потихоньку спиваюсь
17:19:37 альфарий
раззнакомился там а про брата совсем забыл ну и пожалуйста
18:31:12 лисья морда.
ой да тебя забудешь
Сколько нужно еще заработать, Чтобы ты себе смог обеспечить свободу... FriendySmiling 14:34:38
Сколько нужно еще заработать,
Чтобы ты себе смог обеспечить свободу?
Миллиарды, миллионы или тысячи сотен
За прозрачный воздух и кристальную воду.
Сколько потрачено тобой будет сил,
Чтобы вырвать себя наконец-то из плена?
Ответь поскорее на этот вопрос,
Пока сплошными не стали кирпичные стены.

Не привязанный к месту, бунтующий пес
Обеспечил себе пространство и волю.
Он даже не лает, он всех перерос,
Уже годы не слышно собачьего воя.
Он знает, он лучше, чем все говорят:
и глупые люди, и злые химеры.
Ухмылкой скалит зубов своих ряд,
Пес давно за пределами грешной системы.

Сломал все барьеры, сам себе на уме.
Не боится, не ждет, не зовет и не плачет.
Оставил на сломанной в парке скамье
Свой замызганный, старый резиновый мячик.
Пес не воет давно, он идет мимоходом,
Смотрит на твои кирпичные стены.
Он знает наверняка и давно,
Что он сделает, чтобы выйти из плена.

Твое время идёт,твой ответ на вопрос?
Про количество денег и качество сил.
А, впрочем, не так уж и важен ответ,
Раз с первого раза вопрос был не мил.

Поищи оправдания своей спокойной судьбе,
Покрась ярко сплошные кирпичные стены.
Уютно?
А за кристальную воду и прозрачный воздух
Пес перевезал ножом свои вены.

­­
xxx натальная карта The White Prince 00:21:20
Подробнее…
Стихия
Воздух: 8
Огонь: 4
Вода: 3
Земля: 2
| Обитель || Экзальтация || Изгнание || Падение |
Уран
Юпитер
Сатурн
Нептун
Качество
Кардинальный: 9
Подвижный: 5
Фиксированный: 3


Несмотря на то, что ваш солнечный знак - Рак, в вас присутствует многое от знака Весы


Планеты в знаках
Солнце в Раке
Люди, живущие чувствами и эмоциями. Раки очень ранимы, склонны к сильным переживаниям, остро реагируют на несправедливость и чужую боль. Сострадательны, всегда готовы придти на помощь, часто посвящают себя служению другим и связывают жизнь с медициной, благотворительностью, воспитательной работой. Тонко понимают живопись и музыку: им близко то, что нельзя высказать словами. Трезвый подход, логика и анализ – не их сфера, жизнью Раков управляют эмоции и субъективные ощущения. Им трудно оценивать жизненные события и людей беспристрастно, их отношение ко всему глубоко личностное.

Мягкие и добрые по натуре, они ищут среди людей сочувствия и понимания. Грубость и насмешки пугают их, заставляют закрываться и отгораживаться от внешнего мира. Ранимы и обидчивы, только по-настоящему близким людям Рак способен открыть свою душу и довериться.

Семья и традиции для Рака – святое. Дома он преображается, становится деятельным, командует домочадцами и организует быт. Дом для него – крепость, только здесь он чувствует себя по-настоящему комфортно. Это место силы, где он может укрыться от встрясок внешнего мира, успокоиться, поразмыслить, собраться с духом и перезарядиться. Поэтому не устает обустраивать его, творя свой маленький мир. Хозяйственный, любит готовить, к кулинарии относится с вдохновением и пиететом, проявляя творческий подход и одновременно возможность позаботиться о других.

В любви чувственный, нежный, тонко улавливает настроение партнера, однако и требовательный. Ищет скромного, надежного, верного, в отношениях чаще всего устанавливается равноправие. Очень щепетильный в вопросах семейных ценностей, ревностно оберегает отношения от вторжения извне. Трагично переживает утрату чувств, к изменившему партнеру может быть очень жесток. С детьми внешне строгий, на самом деле склонен к чрезмерной опеке.

С одной стороны, они стремятся к переменам и движению, с другой – боятся, цепляясь за прошлое. Они все время по-рачьи пятятся назад, ищут покоя и умиротворения в минувшем. Быстроменяющаяся действительность и неопределенное будущее трудно поддаются их пониманию, история – их стихия. Пропустив через себя события ушедших дней, в глубинах своего Я они интуитивно нащупывают дорогу. Попытки подтолкнуть к действию наталкиваются на стену пассивного сопротивления. Их поступки определяются настроением и часто кажутся нелогичными. В них уживаются совершенно противоречивые черты: тяга к переменам и консерватизм, добродушие и закрытость. Отсюда перепады в настроении, в жизни также периоды взлетов сменяются спадами.

Но чаще они не готовы жертвовать своими привычками и привязанностями ради будущего. Они полны предрассудков и стереотипов, боятся риска и непредвиденных ситуаций. Ответственно относятся ко взятым на себя обязательствам, в работе добросовестные и прилежные, много внимания уделяют мелочам. Раков трудно назвать карьеристами, хорошие отношения с окружающими и семья для них гораздо важнее солидной должности. Им нелегко пойти на конфликт, борьба и власть не для них. Задетая за живое гордость заставляет их глубоко переживать, они склонны упиваться собственными страданиями, жалеть себя. Хотя внешне могут казаться спокойными и бесстрастными.

Сентиментальны и мечтательны. Для них дороги воспоминания о беззаботном детстве, юности, эмоционально очень привязаны к родным местам. Любят путешествовать, но стремятся поскорее вернуться домой. По-настоящему ценят родных и друзей, тех, кому могут доверять. Если человек им дорог или просто симпатичен, не раздумывая, готовы на жертвы ради него.

Боязнь перемен и недоверие ко всему новому, чрезмерная ранимость ограничивают Раков в их развитии, а субъективность в оценках и пессимизм заставляют прятаться от мира и жить собственными иллюзиями.
Луна в Весах
Ваше стремление к идеальной гармонии и поддержанию хрупкого равновесия во всем так сильно, что Вы боитесь слишком ярких эмоций, избегаете конфликтов и разногласий. Общительность и дружелюбность сближает Вас с самыми разными людьми, Вам доставляет удовольствие примирять их, понимать и заботиться. Вы умеете каждому подарить чувство спокойствия, душевного комфорта и внушить ценность его личности, не смотря на то, что сами все время страдаете от нерешительности неудовлетворенности.

Вы человек искусства, человек утонченных манер и красивых жестов, большой эстет и ценитель прекрасного, окружающий себя стильными вещицами. Проявление грубости и невежества выводит Вас из состояния равновесия, нарушая гармонию созданного Вами пространства. Вы стремитесь к партнерским отношениям как на работе, так и в личных контактах, чутко реагируете на изменения настроения окружающих, особенно близки с матерью. Недовольство собой часто мучает Вас по ночам, не давая сомкнуть глаз, ведь мир так несовершенен.
Меркурий во Льве
Вы горды и самоуверенны, упорны в достижении своих целей, имеете организаторские способности. Энергично беретесь за несколько дел сразу, одним махом решая несколько задач, и то, что при этом Вы упускаете какие-то нюансы, Вас не смущает. На любом поприще стремитесь проявить себя и заслужить авторитет, Вам не интересна однообразная работа, где от Вас ничего не зависит, нет возможности выделиться и получить определенный статус. Стремление к публичности – хороший стимул делать карьеру, а Меркурий во Льве дает все шансы стать начальником и эффективным руководителем.

У Вас всегда есть собственное мнение, и Вы довольно категорично его выражаете, при этом любите собрать вокруг себя толпу слушателей и увлеченно, с некоторым пафосом и даже театральностью держать перед ней речь. Вы прирожденный оратор, не лишенный актерского мастерства, Ваши рассказы интересны и эмоциональны, хотя ради красного словца Вы не прочь преувеличить и добавить ярких красок. При этом Вы ощущаете себя словно на сцене, и вдохновенно играете свою роль. Вы можете стать хорошим воспитателем, преподавателем или тренером, пресс-секретарем, политическим и общественным деятелем, экскурсоводом, руководителем проекта.
Венера в Близнецах
Вы общительный и деятельный человек, любите путешествия, новые знакомства, веселые и шумные вечеринки. Большое значение имеет общественная деятельность, возможность поддержания многочисленных дружеских и деловых контактов, внутреннее чувство свободы. Вам нравится литература, нередко сами пишите, упражняясь в красноречии и остроумии. Любите иронизировать и тонко глумиться, не опускаясь до грубости и резкой критики. У Вас куча приятелей и знакомых, с некоторыми из них Вы не прочь пофлиртовать, а можно завести и служебный роман, ведь любовь для Вас – увлекательная игра. Возможно несколько браков, в зрелом возрасте – выбор значительно более молодой супруги.

При выборе партнера возможность разделить с ним жажду познания и погони за впечатлениями играет решающую роль. Не внешность интересует Вас, а интеллект, интерес к жизни и чувство юмора. Вы будете вместе вести бизнес и совершенствоваться в хобби, вести умные беседы и просто развлекаться. Ваша вторая половина должна всегда оставаться загадкой, которая способна каждый день удивлять и восхищать. Требовать от Вас полного растворения в любви и ограничения круга общения и интересов семьей бессмысленно. Рядом с преданным, но постоянным по натуре и предсказуемым партнером Вам быстро станет скучно, а от ревнивого деспота скоро захочется сбежать.
Марс в Близнецах
Природа наделила Вас ясным умом и беспокойной энергичностью. Вы легки на подъем и непоседливы, хватаетесь сразу за несколько дел, мгновенно определяете суть задачи и пути ее решения в одном из них, переключаетесь на другое и отвлекаетесь на третье. Ваш мозг непрерывно обрабатывает какую-информацию и выдает свежие идеи, Вы озвучиваете их и горячо спорите с оппонентами, отстаивая свою правоту, постоянно что-то доказываете и куда-то спешите. Остановитесь или хотя бы умерьте свой пыл, отдышитесь, спокойно оцените обстановку и позвольте себе перерыв. Однако Вам трудно это сделать, неспешная рассудительность и состояние отстраненной неги Вам неведомы, Вы тот, кто живет в постоянном напряжении и чьи нервы всегда на пределе.

Неудивительно, что часто Вы не доводите начатое до конца, не умеете действовать спланированно, концентрироваться на текущей задаче и настойчиво идти выбранным путем. Вы переменчивы, импульсивны и невыдержанны, хотя и трудолюбивы. Долгосрочные проекты не для Вас, а вот в делах, где результат достигается мощным рывком, быстрым максимальным усилием, Вам нет равных. Вы спринтер, а не марафонец. Обожаете сложные и запутанные дела, требующие недюжинного ума, но каждый раз это должно быть нечто новое, не похожее на предыдущее, оригинальное. Здесь есть возможность посоревноваться интеллектами и блеснуть эрудицией, потешив самолюбие очередной победой. Можете в течение жизни много раз менять род занятий и приниматься осваивать новые профессии.

Вы красноречивы, талантливый оратор и заядлый спорщик. Окружающих подкупает объективность суждений и ясность мысли, высказанной логично, аргументированно и эмоционально. Общительность и способность устанавливать контакты сулят Вам карьеру журналиста, комментатора, посла, а также литературного критика и военного. Правда, в язвительности и сарказме с Вами также трудно сравниться, и временами острый язык может сослужить плохую службу.
Юпитер в Козероге
Профессиональная деятельность для Вас стоит на первом месте, и Вы довольно успешны в ней, поскольку от природы организованны, ответственны и самостоятельны. Составив план действий, неуклонно ему следуете, честолюбиво стремясь занять достойное положение. Ваша точность и скрупулезность иногда переростает в формализм, когда соблюсти какое-то правило важнее смысла самого действия. Однако Вам не откажешь в интеллекте и прозорливости. Еще одно Ваше преимущество – глубокая порядочность и строгое следование нормам морали. Недостаток – прижимистость.
Сатурн в Овне
У Вас достаточно много силы, и под давлением жизненных передряг Вы вырабатываете умение концентрироваться, проявлять упорство и набираться терпения. Вы инициативны, изобретательны, смелы, и если сумеете себя организовать и направить энергию в нужное русло, Вас ждет успех. Вы активный и плодотворный человек, но не умеете реально оценивать свои силы и учиться на чужом опыте (не говоря уже о том, чтобы выслушать совет), а потому набиваете много шишек. При слабом самоконтроле верх берет Ваша подозрительность, неприятие чужого мнения, Вы отгораживаетесь и занимаете позицию обороны от всех, не желая слышать и видеть ничего. С трудом находите взаимопонимание с другими людьми, не готовы сотрудничать, не нуждаетесь в помощи и не придете на выручку. Вы сам по себе, одинокий волк, ведущий свою собственную игру, часто против всех, эгоистичный и чрезвычайно субъективный в оценках. Что такое общественный долг, Вам непонятно.

Предпочитаете вести дела обособленно, но не всегда получается, в коллективе проявляете нетерпимость и высокомерие, особенно сидя в кресле начальника. Не имея возможности выплеснуть агрессию, загоняете негатив внутрь себя. Необходимо воспитание веры в себя и спокойного оптимизма.
Уран в Водолее
Союз интеллекта, интуиции и гуманизма направляет Вас на путь изобретательства, глубокого научного познания на благо всего человечества. Ориентируясь на мощь результативного сотрудничества, в том числе международного, а не на ценность индивидуальной деятельности, Вы участвуете в создании исследовательских институтов, научных обществ и других масштабных проектов. Вы способствуете налаживанию добрососедских отношений между державами, деловыми партнерами, работниками и управленцами. Вас увлекает работа в общественных организациях, Вы искренне верите в силу человеческого разума, исповедуете идеалы мира, братства между людьми и народами.

Вы крайне восприимчивы к новому, а ценность старого определяете исключительно проверкой его практической пользы и соответствия современным условиям жизни. Вы предпочитаете обо всем иметь собственное мнение, непредвзятое и объективное, самостоятельны в принятии решений. Ваша прозорливость граничит с ясновидением. Недостатком можно назвать чрезмерное свободолюбие, подчас приобретающее формы эксцентричности, бессистемности в работе, упрямого сопротивления каким-либо правилам и нежелания признавать заслуги предшественников.



Дома в знаках
I дом в Стрельце
Стремление к новым горизонтам познания и расширению сфер деятельности. Эти люди отличаются искренностью, добродушием, готовностью совершить что-то великое и благородное. Но грандиозные планы редко доводятся до конца, всему виной их нелюбовь к однообразной рутине и частая смена интересов. Прирожденные лидеры и организаторы каких-либо мероприятий, людям они кажутся общительными искателями приключений с некоторой долей авантюризма.

II дом в Козероге
Деньги зарабатывают упорным трудом, рассчитывают только на себя. Накопленные средства распределяются рационально, обеспечивая тем самым стабильность своего материального положения. Вторая половина жизни может быть более успешна в финансовом плане.

III дом в Водолее
Множество связей, но отношения не глубокие, больше носят отстраненно-созерцательный характер. Хорошие способности к обучению, однако важное значение имеет наличие интереса к предмету. В мышлении прогрессивны и оригинальны. Контакты с родственниками неустойчивы.

IV дом в Рыбах
В их доме ничто не напоминает о традиционном уюте – это место для релаксации и восстановления энергии, пространство интимное и изолированное от окружающего мира. Отношения в семье наполненны взаимоуважением и заботой, однако могут быть недомолвки и скрытые интриги.

V дом в Овне
Склонность к азарту, авантюрам. В любви - страстность, но чувства переменчивы. В отношении с детьми умеют находить общие темы, однако воспитание проходит в атмосфере строгости. Много творческих идей.

VI дом в Тельце
В работе ответственность, терпение, способность долго и кропотливо трудиться. Выбирают такую сферу деятельности, где есть четкая постановка цели, а решение задачи приносит конкретный результат.

VII дом в Близнецах
Партнера выбирают близкого по духу и уровню интеллектуального развития. В отношениях стермятся к разнообразию, много общения, идей, планов. Вместе с тем чувства не всегда глубокие. Возможно несколько браков.

VIII дом в Раке
Завышенные требования к себе и окружающим, перфекционизм. Личностный рост происходит через чреду кризисов и психологически напряженных моментов. Природный мистицизм помогает открывать завесу таинственных явлений.

IX дом в Льве
Суждения о себе и окружающей среде идеалистичны и возвышенны, в обшественных делах гибкость и стремление показать свою значимость. Высшее образование используется как способ самоутверждения. Вместе с тем всегда готовы поделиться своими знаниями и опытом с окружающими.

X дом в Деве
Рациональный подход к делам, умение организовать рабочий процесс. Карьера для них не более чем один из способов достижения своих практичных целей. Развитое чувство долга, готовность служить другим.

XI дом в Весах
Друзья - источник поддержки и покровительства. В коллективе большую роль придают гармонии, эстетической стороне взаимодействий. Стремление к контактам с людьми из высоких кругов.

XII дом в Скорпионе
Много тайн, скрытая или непубличная деятельность. Обостренное восприятие окружающего мира. Сильная интуиция, позволяющая видеть людей насквозь.



Аспекты
Секстиль Солнце-Луна
Гармоничные отношения с людьми, уравновешенность. Дипломатические способности позволяют разрешать конфликтные ситуации. Обычно имеют много друзей, уважаемы в обществе. Аспект встречается у астрологов.
Секстиль Луна-Меркурий
Гибкость мышления, контактность. Хорошие посредники, любят общаться и получать новые знания, имеют много знакомых.
Секстиль Луна-Плутон
Сильные эмоции, чувства. Аспект способствует известности и популярности.
Секстиль Меркурий-Венера
Дружелюбность, общительность. Легко находят общий язык с людьми, часто имеют притягательный голос.
Секстиль Сатурн-Уран
Трезвый ум, интуиция. Не исключена способность к математике, точным наукам. Предусмотрительность, оригиальный и проницательный взгляд на вещи.
Секстиль Уран-Плутон
Способность к качественным измнениям, преобразованиям, расширению границ восприятия.
Секстиль Нептун-Плутон
Аспект действует на целое поколение. В персональном гороскопе проявляется у людей с высоким уровнем духовного развития. Если планеты расположены на куспидах домов - оккультные способности.
Квадратура Луна-Марс
Агрессивность чувств, чрезмерное стремление к независимости. Могут быть беспокойны, капризны, иметь склонность к необоснованной подозрительности. Работа над аспектом дает энергичность, уверенность в своих силах.
Квадратура Луна-Юпитер
Склонность к преувеличениям, неумеренному потребительству: покупка ненужных вещей, переедание. Работа над аспектом дает духовный рост, милосердие. Аспект встречается у военных (см. исследование базы SADC)
Квадратура Юпитер-Сатурн
Склонность к авантюрам, спорам. Необьективная оценка своих сил - могут брать на себя обязательства выполнить которые способны только проявив сверхусилие. Работа над аспектом дает целеустремленность, конструктивность взглядов.
Тригон Солнце-Сатурн
Осторожность, добросовестность, последовательность в принятии решений, действиях. Сильное чувство ответственности.
Тригон Солнце-Плутон
Сильная энергетика, выносливость. Нередко инициаторы каких-либо массовых мероприятий, которые могут сами же и возглавлять. Аспект способствует извесности и популярности.
Тригон Луна-Уран
Чувствительность, бескорыстность. Имеют независимый взгляд на вещи, оригинальны в выражении чувств
Тригон Луна-Нептун
Сверхчувстивтельность, интуиция. Способность испытывать сильные чувства. Обладают богатым воображением. Аспект встречается у художников (см. исследование базы SADC).
Тригон Меркурий-Сатурн
Рациональное мышление, практичность. В суждениях обьективны, точны, интересуются наукой, искусством. Аспект встречается у актеров.
Тригон Сатурн-Плутон
Проницательность, сильная воля. Реально оценивают свои возможности, практичны. Часто способность в точных науках.
Оппозиция Солнце-Уран
Тяжело переносят ограничения, рамки и условности способны вывести их из себя. Возможно нервное напряжение, импульсивность, раздражительность. Сильная тяга к независимости. Работа над аспектом дает духовный рост, проницательность.
Оппозиция Солнце-Нептун
Сильная чувствительность, сенситивность. Вместе с тем могут впадать в крайности, зублуждаться, попадать под влияние окружения. Не исключена возможность стать фанатичными приверженцами какой-либо веры или идеи. Работа над аспектом дает духовный рост, глубокое понимание мира.
Оппозиция Луна-Сатурн
Могут быть трудности в общении с противоположным полом, неуверенность в себе, необоснованные страхи. Работа над аспектом дает душевное равновесие, тактичность.
Оппозиция Меркурий-Уран
Возможно нервное напряжение, непредсказуемость. Спообны принимать радикальные решения. Аспект встречается у политиков. Работа над аспектом дает проницательность, прогрессивные идеи.


Планеты в домах
Солнце в VIII доме
Интерес к мистике, эзотерике, ко всему запредельному. Стремление к получению сильных ощущений, желание бороться и побеждать. Повышенные требования к себе и окружающим. Постоянное развитие и стремление к новым вершинам. Интересы в области экономики и финансов.

Луна в X доме
Большие амбиции, стремление к высокому социальному положению. Умение взаимодействовать с людьми, ориентированность на коллективную деятельность. Вместе с тем достижения не всегда стабильны, вслед за успехом может приходить и разочарование.

Меркурий в VIII доме
Высокая чувствительность, проницательность, стремление дойти во всем до истины. Трезвый расчет и холодный разум позволяют им преодолевать кризисные явления и двигаться по пути самосовершенствования. Вместе с тем перенапряжение противопоказано, так как может приводить к истощению сил.

Венера в VII доме
Гармоничные отношения с партнером, тактичность, умение сглаживать конфликтные ситуации. В контактах - приветливость, готовность идти на уступки ради сохранения добросердечных отношений.

Марс в VII доме
Активность в общественных и партнерских отношениях, стремление к сотрудничеству и связям с энергичными людьми. В желании доказать свою правоту могут пойти на конфликт или ссору.

Юпитер во II доме
Хорошие деловые качества, способности предпринимателя, организатора различного рода предприятий. Великодушное отношение к людям, дружелюбность. Вместе с тем возможна расточительность, любовь к роскоши, дорогим вещам.

Сатурн в IV доме
Умение опираться на близких людей, поддержка со стороны родственников или родителей. Большое значение имеет жилище, его комфортность и уют. Вместе с тем сильная привязанность к семье, чувство ответственности за ее членов.

Уран во II доме
Получение дохода из неожиданных источников, оригинальные способы заработка. Желание иметь необычные, экзотические вещи. Вместе с тем финансовое положения не всегда стабильно, деньги могут зарабатываться и тратиться с одинаковой периодичностью.

Нептун во II доме
Интуитивность в финансовых вопросах, идеалистичное отношение к деньгам, более важны ценности которые приобретаются за деньги. Вместе с тем контроль за материальными ресурсами может иметь бессистемный характер.

Плутон в XII доме
Высокая восприимчивость, умение использовать скрытые способности. Интерес к тайным знаниям, эзотерике. Возможно стремление к тайной власти или тайному лидерству.
воскресенье, 18 ноября 2018 г.
хочу ежевики. грязный гелли 21:25:14
хочу ежевики.
104. солнце улыбается нам в сообществе wifll 20:30:17
О'Генри. Дары волхвов.
Подробнее…

Один доллар восемьдесят семь центов. Это было все. Из них шестьдесят центов монетками по одному центу. За каждую из этих монеток пришлось торговаться с бакалейщиком, зеленщиком, мясником так, что даже уши горели от безмолвного неодобрения, которое вызывала подобная бережливость. Делла пересчитала три раза. Один доллар восемьдесят семь центов. А завтра рождество.

Единственное, что тут можно было сделать, это хлопнуться на старенькую кушетку и зареветь. Именно так Делла и поступила. Откуда напрашивается философский вывод, что жизнь состоит из слез, вздохов и улыбок, причем вздохи преобладают.

Пока хозяйка дома проходит все эти стадии, оглядим сам дом. Меблированная квартирка за восемь долларов в неделю. В обстановке не то чтобы вопиющая нищета, но скорее красноречиво молчащая бедность. Внизу, на парадной двери, ящик для писем, в щель которого не протиснулось бы ни одно письмо, и кнопка электрического звонка, из которой ни одному смертному не удалось бы выдавить ни звука. К сему присовокуплялась карточка с надписью: "М-р Джеймс Диллингхем Юнг". "Диллингхем" развернулось во всю длину в недавний период благосостояния, когда обладатель указанного имени получал тридцать долларов в неделю. Теперь, после того как этот доход понизился до двадцати долларов, буквы в слове "Диллингхем" потускнели, словно не на шутку задумавшись: а не сократиться ли им в скромное и непритязательное "Д"? Но когда мистер Джеймс Диллингхем Юнг приходил домой и поднимался к себе на верхний этаж, его неизменно встречал возглас: "Джим!" и нежные объятия миссис Джеймс Диллингхем Юнг, уже представленной вам под именем Деллы. А это, право же, очень мило.

Делла кончила плакать и прошлась пуховкой по щекам. Она теперь стояла у окна и уныло глядела на серую кошку, прогуливавшуюся по серому забору вдоль серого двора. Завтра рождество, а у нее только один доллар восемьдесят семь центов на подарок Джиму! Долгие месяцы она выгадывала буквально каждый цент, и вот все, чего она достигла. На двадцать долларов в неделю далеко не уедешь. Расходы оказались больше, чем она рассчитывала. С расходами всегда так бывает. Только доллар восемьдесят семь центов на подарок Джиму! Ее Джиму! Сколько радостных часов она провела, придумывая, что бы такое ему подарить к рождеству. Что-нибудь совсем особенное, редкостное, драгоценное, что-нибудь, хоть чуть-чуть достойное высокой чести принадлежать Джиму.

В простенке между окнами стояло трюмо. Вам никогда не приходилось смотреться в трюмо восьмидолларовой меблированной квартиры? Очень худой и очень подвижной человек может, наблюдая последовательную смену отражений в его узких створках, составить себе довольно точное представление о собственной внешности. Делле, которая была хрупкого сложения, удалось овладеть этим искусством.

Она вдруг отскочила от окна и бросилась к зеркалу. Глаза ее сверкали, но с лица за двадцать секунд сбежали краски. Быстрым движением она вытащила шпильки и распустила волосы.

Надо вам сказать, что у четы Джеймс. Диллингхем Юнг было два сокровища, составлявших предмет их гордости. Одно-золотые часы Джима, принадлежавшие его отцу и деду, другое-волосы Деллы. Если бы царица Савская проживала в доме напротив, Делла, помыв голову, непременно просушивала бы у окна распущенные волосы - специально для того, чтобы заставить померкнуть все наряды и украшения ее величества. Если бы царь Соломон служил в том же доме швейцаром и хранил в подвале все свои богатства, Джим, проходя мимо; всякий раз доставал бы часы из кармана - специально для того, чтобы увидеть, как он рвет на себе бороду от зависти.

И вот прекрасные волосы Деллы рассыпались, блестя и переливаясь, точно струи каштанового водопада. Они спускались ниже колен и плащом окутывали почти всю ее фигуру. Но она тотчас же, нервничая и торопясь, принялась снова подбирать их. Потом, словно заколебавшись, с минуту стояла неподвижно, и две или три слезинки упали на ветхий красный ковер.

Старенький коричневый жакет на плечи, старенькую коричневую шляпку на голову - и, взметнув юбками, сверкнув невысохшими блестками в глазах, она уже мчалась вниз, на улицу.

Вывеска, у которой она остановилась, гласила: "M-me Sophronie. Всевозможные изделия из волос", Делла взбежала на второй этаж и остановилась, с трудом переводя дух.

- Не купите ли вы мои волосы? - спросила она у мадам.

- Я покупаю волосы, - ответила мадам. - Снимите шляпу, надо посмотреть товар.

Снова заструился каштановый водопад.

- Двадцать долларов, - сказала мадам, привычно взвешивая на руке густую массу.

- Давайте скорее, - сказала Делла.

Следующие два часа пролетели на розовых крыльях - прошу прощенья за избитую метафору. Делла рыскала по магазинам в поисках подарка для Джима.

Наконец, она нашла. Без сомнения, что было создано для Джима, и только для него. Ничего подобного не нашлось в других магазинах, а уж она все в них перевернула вверх дном, Это была платиновая цепочка для карманных часов, простого и строгого рисунка, пленявшая истинными своими качествами, а не показным блеском, - такими и должны быть все хорошие вещи. Ее, пожалуй, даже можно было признать достойной часов. Как только Делла увидела ее, она поняла, что цепочка должна принадлежать Джиму, Она была такая же, как сам Джим. Скромность и достоинство - эти качества отличали обоих. Двадцать один доллар пришлось уплатить в кассу, и Делла поспешила домой с восемьюдесятью семью центами в кармане. При такой цепочке Джиму в любом обществе не зазорно будет поинтересоваться, который час. Как ни великолепны были его часы, а смотрел он на них часто украдкой, потому что они висели на дрянном кожаном ремешке.

Дома оживление Деллы поулеглось и уступило место предусмотрительности и расчету. Она достала щипцы для завивки, зажгла газ и принялась исправлять разрушения, причиненные великодушием в сочетании с любовью. А это всегда тягчайший труд, друзья мои, исполинский труд.

Не прошло и сорока минут, как ее голова покрылась крутыми мелкими локончиками, которые сделали ее удивительно похожей на мальчишку, удравшего с уроков. Она посмотрела на себя в зеркало долгим, внимательным и критическим взглядом.
"Ну, - сказала она себе, - если Джим не убьет меня сразу, как только взглянет, он решит, что я похожа на хористку с Кони-Айленда. Но что же мне было делать, ах, что же мне было делать, раз у меня был только доллар и восемьдесят семь центов!"

В семь часов кофе был сварен, раскаленная сковорода стояла на газовой плите, дожидаясь бараньих котлеток

Джим никогда не запаздывал. Делла зажала платиновую цепочку в руке и уселась на краешек стола поближе к входной двери. Вскоре она услышала его шаги внизу на лестнице и на мгновение побледнела. У нее была привычка обращаться к богу с коротенькими молитвами по поводу всяких житейских мелочей, и она торопливо зашептала:

- Господи, сделай так, чтобы я ему не разонравилась.

Дверь отворилась, Джим вошел и закрыл ее за собой. У него было худое, озабоченное лицо. Нелегкое дело в двадцать два года быть обремененным семьей! Ему уже давно нужно было новое пальто, и руки мерзли без перчаток.

Джим неподвижно замер у дверей, точно сеттера, учуявший перепела. Его глаза остановились на Делле с выражением, которого она не могла понять, и ей стало страшно. Это не был ни гнев, ни удивление, ни упрек, ни ужас - ни одно из тех чувств, которых можно было бы ожидать. Он просто смотрел на нее, не отрывая взгляда, в лицо его не меняло своего странного выражения.

Делла соскочила со стола и бросилась к нему.

- Джим, милый, - закричала она, - не смотри на меня так. Я остригла волосы и продала их, потому что я не пережила бы, если б мне нечего было подарить тебе к рождеству. Они опять отрастут. Ты ведь не сердишься, правда? Я не могла иначе. У меня очень быстро растут волосы. Ну, поздравь меня с рождеством, Джим, и давай радоваться празднику. Если б ты знал, какой я тебе подарок приготовила, какой замечательный, чудесный подарок!

- Ты остригла волосы? - спросил Джим с напряжением, как будто, несмотря на усиленную работу мозга, он все еще не мог осознать этот факт.

- Да, остригла и продала, - сказала Делла. - Но ведь ты меня все равно будешь любить? Я ведь все та же, хоть и с короткими волосами.

Джим недоуменно оглядел комнату.

- Так, значит, твоих кос уже нет? - спросил он с бессмысленной настойчивостью.

- Не ищи, ты их не найдешь, - сказала Делла. - Я же тебе говорю: я их продала - остригла и продала. Сегодня сочельник, Джим. Будь со мной поласковее, потому что я это сделала для тебя. Может быть, волосы на моей голове и можно пересчитать, - продолжала она, и ее нежный голос вдруг зазвучал серьезно, - но никто, никто не мог бы измерить мою любовь к тебе! Жарить котлеты, Джим?

И Джим вышел из оцепенения. Он заключил свою Деллу в объятия. Будем скромны и на несколько секунд займемся рассмотрением какого-нибудь постороннего предмета. Что больше - восемь долларов в неделю или миллион в год? Математик или мудрец дадут вам неправильный ответ. Волхвы принесли драгоценные дары, но среди них не было одного. Впрочем, эти туманные намеки будут разъяснены далее.

Джим достал из кармана пальто сверток и бросил его на стол.

- Не пойми меня ложно, Делл, - сказал он. - Никакая прическа и стрижка не могут заставить меня разлюбить мою девочку. Но разверни этот сверток, и тогда ты поймешь, почему я в первую минуту немножко оторопел.

Белые проворные пальчики рванули бечевку и бумагу. Последовал крик восторга, тотчас же - увы! - чисто по женски сменившийся потоком слез и стонов, так что потребовалось немедленно применить все успокоительные средства, имевшиеся в распоряжении хозяина дома.

Ибо на столе лежали гребни, тот самый набор гребней один задний и два боковых, - которым Делла давно уже благоговейно любовалась в одной витрине Бродвея. Чудесные гребни, настоящие черепаховые, с вделанными в края блестящими камешками, и как раз под цвет ее каштановых волос. Они стоили дорого... Делла знала это, - и сердце ее долго изнывало и томилось от несбыточного желания обладать ими. И вот теперь они принадлежали ей, но нет уже прекрасных кос, которые украсил бы их вожделенный блеск.

Все же она прижала гребни к груди и, когда, наконец, нашла в себе силы поднять голову и улыбнуться сквозь слезы, сказала:

- У меня очень быстро растут волосы, Джим!

Тут она вдруг подскочила, как ошпаренный котенок, и воскликнула:

- Ах, боже мой!

Ведь Джим еще не видел ее замечательного подарка. Она поспешно протянула ему цепочку на раскрытой ладони. Матовый драгоценный металл, казалось, заиграл в лучах ее бурной и искренней радости.

- Разве не прелесть, Джим? Я весь город обегала, покуда нашла это. Теперь можешь хоть сто раз в день смотреть, который час. Дай-ка мне часы. Я хочу посмотреть, как это будет выглядеть все вместе.

Но Джим, вместо того чтобы послушаться, лег на кушетку, подложил обе руки под голову и улыбнулся.

- Делл, - сказал он, - придется нам пока спрятать наши подарки, пусть полежат немножко. Они для нас сейчас слишком хороши. Часы я продал, чтобы купить тебе гребни. А теперь, пожалуй, самое время жарить котлеты.

Волхвы, те, что принесли дары младенцу в яслях, были, как известно, мудрые, удивительно мудрые люди. Они-то и завели моду делать рождественские подарки. И так как они были мудры, то и дары их были мудры, может быть, даже с оговоренным правом обмена в случае непригодности. А я тут рассказал вам ничем не примечательную историю про двух глупых детей из восьмидолларовой квартирки, которые самым немудрым образом пожертвовали друг для друга своими величайшими сокровищами. Но да будет сказано в назидание мудрецам наших дней, что из всех дарителей эти двое были мудрейшими. Из всех, кто подносит и принимает дары, истинно мудры лишь подобные им. Везде и всюду. Они и есть волхвы.

- ТЫ МРАЗЬ ГОМОСЯТСКОЯ НА МОЙ ТЕЛЕФОН И ДЕЛАЙ ЕГО ДЕЛАЙ СУКА ЧТОБ... ПОМОГИТЕ СДОХНУТЬ Я НЕ МОГУ УЖЕ 10:26:18

- ТЫ МРАЗЬ ГОМОСЯТСКОЯ НА МОЙ ТЕЛЕФОН И ДЕЛАЙ ЕГО ДЕЛАЙ СУКА ЧТОБ ВОПРОСА ВОСКЛЕЦЫТЕЛЬНОГО НА ДИСПЛЕЕ НЕБЫЛО ПОНЯЛ СУКА ЧТОБ СУКА КОГДА Я ПРОСНУСЬ ЕГО ТАМ НЕБЫЛО ТЫ ПОНЯЛ СУКА МЕНЯ ИЛИ Я ТЕБЯ ЗОВОЛЮ Я ТЕБЯ ПОРОДИЛ Я ТЕБА И ЗОВОЛЮ .
суббота, 17 ноября 2018 г.
.прости, но я не прекращу. альфaрий 22:27:44

Лети во тьму

голова готова расколоться на тысячу маленьких кусочков
пятница, 16 ноября 2018 г.
Алтайские бальзамы для всей семьи: 3 продукта, чтобы сделать крепче иммунную систему altayseligorgo 01:38:51
 Все без исключения алтайские бальзамы обладают общеукрепляющими, тонизирующими, иммуномодулирующими­ и противопростудными характеристиками. Однако в каждый из них содержатся дополнительные компоненты, обращенные на урегулирование конкретных проблем – например, поддержание работы нервной системы или совершенствование состояния эпидермиса. Вот почему рекомендуем подобрать особенные составы для поддержки здоровья в зимний период и поздней осенью.

ТОП-4 алтайских бальзама для всей семьи:

Боровая матка и красная щетка для женщин. Отличный вариант для профилактики болезней в области гинекологии: совокупность уникальных трав купирует воспалительные процессы и содействует исчезанию всяческих образований, положительно воздействует на гормональный фон, ускоряет регенерацию тканей.
Помимо всего, средство сможет помочь спастись от инфекций – арбутин, витамин С, титан и горькие ингредиенты увеличат сопротивляемость иммунной системы.

Стоимость 1 флакона – 255 рублей.

­­

Красный корень и пантогематоген. Бальзам на травах направлен на профилактику болезней мочеполовой системы: красный корень укрепляет сосуды и очищает организм от токсинов и шлаков, пантогематоген – побуждает образование крови, усиливает мужскую силу и работоспособность.
Вспомогательное элемент: рост сопротивляемости к вирусным инфекциям и регенерации иммунитета – в составе имеется мощный антиоксидант витамин С.

Цена – 255 рублей.



Здоровый малыш для детей от 3 лет. Сахарный медовый бальзам с облепихой и шиповником приглянется любому своенравному ребенку. Если малыш все же откажется от продукта, допускается добавить его в молоко, чай или любой другой напиток.
В следствии каждодневного употребления иммунная система начинает работать лучше: органические кислоты, витамины А, В, С и Р предохраняют от инфекционных и простудных болезней.

Цена – 125 рублей.

Укрепляйте здоровье осенью, чтобы не болеть в зимний период!

Обзор сделан сотрудниками интернет-магазина https://www.altay-s­eligor.ru/.
четверг, 15 ноября 2018 г.
Полукровки на Венере Сеpый в сообществе Вечность 10:46:05

Союз нерушим­ый, бла-бла­-бла.

Влажная сонная атмосфера всколыхнулась и с воем уступила насилию.
Обширное плато трижды содрогнулось, когда массивные яйцевидные снаряды, пришедшие из глубокого космоса, соприкоснулись с ним.
Грохот посадки, отразившись от гор, вздымавшихся на одном краю плато, эхом докатился до буйных зарослей на другом; и снова все погрузилось в молчание.
Один за другим с лязгом открылись три люка; нерешительно, поодиночке стали появляться человеческие фигуры.
Сперва настороженно, потом с нетерпением и ликованием люди делали первые шаги в новом мире, пока пространство вокруг кораблей не оказалось заполнено их толпой.
Тысяча пар глаз жадно всматривались в окружающее, тысяча ртов возбужденно переговаривались.
И тысяча белоснежных хохолков футовой высоты грациозно зашевелилась на ветру чужого мира.
Твини высадились на Венере.
Подробнее…Макс Скэнлон устало вздохнул:
- Вот мы и добрались! - Он отвернулся от иллюминатора и тяжело опустился в кресло. - Они счастливы как дети... и я не могу осуждать их за это. Мы вступили в новый мир - мир, который целиком принадлежит нам одним - и это великое событие. Но это только начало, и впереди у нас трудные дни. Я почти испуган. Этот проект так хорошо начался, но как же тяжело будет довести его до конца...
Ласковая рука легко коснулась его плеча, и он крепко сжал ее, улыбнувшись голубым глазам, вопросительно и нежно смотревшим на него.
- Скажи, Мэдлин, а ты не боишься?
- Вот уж нет! - восторженность ее тут же сменилась печалью. - Вот только... если бы отец был с нами! Ты... Ты же знаешь, он значит для нас гораздо больше, чем для остальных. Мы... Мы были первыми, кого он взял под свое крыло, помнишь?
Они смолкли, погрузясь в воспоминания. Макс вздохнул:
- Помню его в тот день, сорок лет назад... поношенный костюм, трубка, все прочее. Он пригласил меня в гости. Меня, презренного полукровку. И... и он нашел мне тебя, Мэдлин!
- Я помню, - на глазах у нее навернулись слезы. - Но ведь он остался с нами, Макс, и всегда с нами будет... здесь, и вот здесь.
Ее рука прикоснулась сперва к собственной груди, потом к груди Макса.
- Эй, папа, лови ее, лови!
Макс обернулся на голос старшего сына как раз вовремя, чтоб успеть подхватить стремительно несшийся к нему комочек трепыхающихся рук и ног. Он поставил девчушку перед собой и с серьезной миной спросил:
- Отдать тебя назад папе, Элиза? Он тебя зовет.
Малышка восторженно затопотала ножками.
- Нет, нет! Я хочу с тобой, дедуля! Я хочу, чтобы ты посадил меня на плечи, а потом и я, и ты, и бабуля пошли бы гулять по этим красивым местам!
Макс повернулся к сыну, суровым жестом указывая на дверь:
- Убирайся быстрее, никудышный отец. Пусть старый дед расплачивается за тебя и на этот раз.
Артур улыбнулся.
- Только внимательно присматривай за ней, ради всего святого. Едва она выбралась из ракеты, нам с женой пришлось устроить на нее настоящую охоту. Мы держали ее за воротник, чтобы не убежала в лес. Разве не так, Элиза?
Услышав это, Элиза неожиданно вспомнила о давней обиде.
- Дедуля, скажи ему, что мне хочется поглядеть на эти маленькие деревца. А то он меня не пускает, - она выскользнула из рук Макса и побежала к иллюминатору. - Ты только посмотри туда, дедуля, только посмотри! И там деревья, и там! И совсем снаружи не темно. Мне так не нравится, когда снаружи темно, а тебе?
Макс подался вперед и ласково взъерошил мягкий белый хохолок девчушки. - Да, Элиза, мне тоже не нравится, когда там темно. Но и тогда была не совсем полная тьма, а отныне никакой тьмы вообще не будет. А теперь лети к бабушке. Она специально для тебя придумает какое-нибудь пирожное. Так что вперед - и бегом!
Он с улыбкой проследил за удаляющимися фигурами жены и внучки, но когда он повернулся к сыну, глаза его вновь стали серьезными.
- Итак, Артур?
- Да, папа!
- Нельзя терять время, сынок. Мы должны немедленно приступить к строительству. Подземному строительству.
- Подземному? - Артур отшатнулся, и на лице его появилось испуганное выражение.
- Раньше я молчал, но это вопрос жизни. Любой ценой мы должны исчезнуть из поля зрения Системы. На Венере тоже есть земляне... чистокровные. Правда, их немного, но от этого они не изменились. И они не должны нас обнаружить - по крайней мере, до тех пор, пока мы не подготовимся ко всему, что может нас ожидать. А на это потребуются годы.
- Но подземные жилища, отец! Жить, как кроты, вдали от воздуха и света! Нет, мне это не по душе.
- Какая чушь! Не стоит излишне драматизировать. Жить мы будем на поверхности. Но энергостанции, запасы пищи и воды, лаборатории - все должно находится под землей и быть неуязвимым. - Старый твини раздраженно отмахнулся от этой темы. - Забудь об этом до поры, до времени. Я хочу поговорить кое о чем другом, о чем мы уже однажды спорили.
Глаза Артура застыли, уставившись в потолок. Макс поднялся и опустил руку на мускулистые плечи сына.
- Мне уже шестьдесят, Артур. И сколько я еще протяну, не знаю. В любом случае, лучшие годы уже прошли, так что будет разумнее, если я передам руководство более молодому, более энергичному человеку.
- Все это сентиментальная болтовня, отец, и ты это знаешь. Среди нас нет никого, достойного припасть к твоим сандалиям, и никто даже секунды не станет слушать никаких планов о назначении преемника, пока ты жив.
- Я не собираюсь просить их слушать меня. Это ни к чему... новым вождем станешь ты.
Молодой человек отрицательно покачал головой.
- Ты не можешь заставить меня сделать это против воли.
Макс досадливо улыбнулся.
- Боюсь, ты увиливаешь от ответственности, сынок. И обрекаешь своего бедного старого отца на тяжкий труд, на ношу, которую он со своими скудными силами уже не в силах нести.
- Отец! - последовало неуверенное возражение. - Но ведь это же не так. Ты же так не думаешь. Ты...
- Попробуй опровергнуть. Посмотри-ка на это следующим образом. Нашей расе необходимо активное руководство, обеспечить которое я не способен. Я всегда буду рядом, чтобы дать совет, - пока я жив; но с этих пор инициатива должна исходить от тебя.
Артур нахмурился, с трудом подбирая слова:
- Хорошо, раз ты так ставишь вопрос. Я беру на себя должность фельдмаршала. Но помни, что верховный главнокомандующий - ты.
- Отлично! Теперь давай-ка отметим это событие, - Макс открыл шкаф, достал из него коробку и украдкой извлек из нее пару сигарет. Потом вздохнул. - Запасы табака почти исчерпаны, а нового не будет, пока мы не вырастим свой, но... покурим в честь нового руководителя.
Голубой дым клубами поплыл вверх. Сквозь его завесу Макс взглянул на сына.
- А где Генри?
- Понятия не имею, - усмехнулся Артур. - Я не видел его с момента посадки. Но зато я могу сказать, с кем он.
- Мне это тоже известно.
- Пока светит солнце, с детьми всегда будут хлопоты. Думаю, пройдет не так уж много лет, отец, и ты сможешь баловать вторую партию внучат.
- Если они будут такими же славными, как первые трое, то я согласен. Надеюсь дожить до этого дня.
Отец и сын нежно улыбнулись друг другу и молча прислушались к приглушенным звукам счастливого смеха сотен твини, доносившимся снаружи.
* * *
Генри Скэнлон склонил голову набок и поднял руку, требуя тишины.
- Слышишь звук бегущих волн, Айрин?
Девушка, стоявшая рядом, кивнула:
- Где-то там.
- Пойдем посмотрим. В той стороне перед самой посадкой блеснула река. Может, это она и есть.
- Наверное, но нам следовало бы вернуться назад, к кораблям.
- Чего ради? - Генри остановился, удивленно взглянув на нее. - Мне казалось, ты будешь рада размять ноги после многих недель, проведенных на борту.
- Ну, там может быть опасно.
- Только не здесь, на возвышенностях, Айрин. Венерианские плато - это, практически вторая Земля. Сама можешь убедиться, что это лес, а не джунгли. Даже если бы мы находились в прибрежных районах... - он резко замолчал, точно вспомнив о чем-то. - К тому же, что тебе бояться? - И он похлопал по висящему у бедра тониту.
Айрин подавила невольную улыбку и бросила лукавый взгляд на своего хвастливого спутника.
- Я прекрасно знаю, что ты со мной. Но в том-то и опасность
- Очень мило... - Генри нахмурился. - И это награда за мое хорошее поведение...
Он побрел дальше, печально размышляя о чем-то своем, потом жестом указал на деревья:
- Они напомнили мне, что завтра день рождения Дафны. Я обещал ей подарок.
- Подари ей корсет, - последовал быстрый ответ. - Этой толстухе!
- Кто толстуха? Дафна? Хм-м... я бы так не сказал, - он тщательно обдумывал ответ, испытующе поглядывая на спутницу. - Нет, я бы скорее определил ее... как бы точнее выразится... как "очаровательную пышку". От нее так и пышет уютом.
- Она толстуха, - не столько сказала, сколько прошипела Айрин, и ее личико исказилось от ревности, - и глаза у нее зеленые!
Девушка проскользнула вперед и пошла, вздернув подбородок, прекрасно сознавая, что фигура у нее грациозная.
Генри ускорил шаг и догнал ее.
- Я, конечно, всегда предпочту тощую девицу.
Айрин повернулась к нему, стиснув маленькие кулачки.
- Я не тощая, ясно тебе, нелепая, глупая обезьяна!
- Но, Айрин, почему ты решила, что это я про тебя? - голос его звучал серьезно, но глаза смеялись.
Девушка покраснела до ушей и отвернулась, нижняя губа у нее подрагивала. В глазах Генри мелькнуло беспокойство. Он осторожно погладил ее по плечу.
- Сердишься, Айрин?
Улыбка, внезапно озарившая лицо девушки, была словно бриллиант в оправе серебристого сияния ее волос.
- Нет, - просто ответила она.
Их глаза встретились, и на мгновение Генри растерялся... А когда понял, что произошло, было уже поздно; неожиданный поворот, мягкий смешок - и Айрин вновь обрела свободу.
Дойдя до просвета меж деревьями, она воскликнула:
- Смотри, озеро!
И бросилась вперед. Генри проводил ее хмурым взглядом, бормоча что-то себе под нос, потом помчался следом.
Пейзаж походил на земной. Поток, проложивший свой извилистый путь между группами тонкоствольных деревьев, впадал в спокойное озеро, достигавшее несколько миль в ширину. Задумчивое спокойствие лишь подчеркивалось приглушенным хлопаньем крыльев летучих ящеров, гнездившихся в кронах.
Двое твини - юноша и девушка - застыли на краю леса и упивались красотой открывшегося зрелища.
Неподалеку послышался негромкий всплеск. Айрин вздрогнула от неожиданности.
- Что случилось?
- Н-ничего. По-моему, что-то движется в воде.
- Ну ты и выдумщица, Айрин!
- Нет, я что-то видела. Оно появилось и... о, господи, Генри, не сжимай меня так сильно...
Она чуть не упала, когда Генри неожиданно оттолкнул ее прочь и схватился за тонит. И тут же прямо перед ними из воды высунулась мокрая зеленая голова и уставилась на них широко расставленными, удивленно выпученными глазами. Широкий безгубый рот раскрылся и быстро закрылся, не издав ни звука.
* * *
Сцепив руки на затылке Макс Скэнлон задумчиво обозревал суровые предгорья.
- Значит, вот что ты надумал?
- Именно, отец, - с энтузиазмом настаивал Артур. - Если мы укроемся под этими толщами гранита, никто нас не сыщет. С нашими неограниченными запасами энергии потребуется не больше двух месяцев, чтобы выплавить просторную пещеру.
- Хм-м! Это потребует осторожности!
- Все предусмотрено!
- Но ведь горные районы - районы землетрясений.
- Мы изготовим достаточное количество статис-излучателей, чтобы утихомирить недра Венеры.
- Статис-излучатели поглощают прорву энергии, любая авария на энергостанции может означать наш конец.
- Мы построим пять автономных энергоцентров - для пущей надежности. Все пять одновременно выйти из строя не могут.
Старый твин улыбнулся.
- Отлично, сынок. Вижу, ты взялся за работу, засучив рукава. Так держать! Пусть будет, как ты решил - но помни, за все отвечать тебе.
- Порядок! А теперь вернемся к кораблям.
Они пустились в обратный путь, осторожно выбирая дорогу на каменистом склоне.
- Знаешь, Артур, - заметил Макс, неожиданно остановившись. - Я все размышляю об этих статис-лучах...
- Да? - Артур подал ему руку, помогая спускаться.
- Мне пришла в голову одна идея, что если сделать их двумерными и изогнуть в пространство? Можно получить великолепную защиту, способную существовать, пока не иссякнет энергия - статис-поле.
- Для этого потребуются четырехмерные лучи, отец... о таких вещах приятно размышлять, но они неосуществимы.
- Ты полагаешь? Тогда послушай...
Но что именно следовало выслушать Артуру, так и осталось невысказанным - по крайней мере, в тот день. Пронзительный крик, раздавшийся впереди, заставил обоих твини поднять головы. Прямо на них несся Генри Скэнлон. За ним еле поспевала Айрин.
- Слушай, пап, я чертовски вовремя встретил тебя. Где ты был?
- Тут неподалеку, сынок. А где ты пропадал?
- А-а, тоже неподалеку. Послушай, пап. Помнишь, ты рассказывал про амфибий, что населяют высокогорные озера Венеры? Так вот мы с Айрин обнаружили целую колонию этих существ.
Айрин остановилась, переводя дыхание и энергично кивая.
- Они такие миленькие, мистер Скэнлон. И все - зеленые. - Она смешно наморщила носик.
Артур обменялся с отцом недоверчивым взглядом и пожал плечами.
- Вы уверены, что видели их? Я ведь помню, Генри, как ты заметил в пространстве метеор, и напугал всех до смерти. А потом выяснилось, что это было твое собственное отражение в стекле иллюминатора.
Генри, болезненно перенеся смешок Айрин, воинственно выпятил челюсть.
- По-моему, Арт, ты напрашиваешься на неприятности. Я уже достаточно взрослый, чтобы тебе их обеспечить.
- Ну-ка успокойтесь оба, - приказал старший Скэнлон. - Артур, ты бы лучше научился уважать хорошие манеры младшего брата. Так вот, Генри, имел в виду, что эти амфибии пугливы, как кролики. Никому еще не удавалось больше, чем мельком их увидеть.
- Пусть так, но мы нашли множество особей. Полагаю, они очарованы Айрин. Никто не может устоять перед ней.
- Уж мы-то знаем, кто не может, - громко рассмеялся Артур.
Генри напрягся, но отец встал между братьями.
- Прекратите-ка. Лучше пойдем и взглянем на этих амфибий.
* * *
- Поразительно, - воскликнул Макс Скэнлон. - Надо же, они дружелюбны, как дети. Ничего не понимаю!
Артур покачал головой.
- Я тоже, отец. За пятьдесят лет ни одному исследователю не удалось даже разглядеть их как следует. А тут их... словно мух.
Генри швырнул камешек в озеро.
- Эй, смотрите, смотрите.
Камешек описал высокую дугу, и не успел он плюхнуться в воду, как шесть зеленых тел разом перекувырнулись и скрылись под водой. Тут же одна из амфибий вынырнула, и камешек упал возле ног Генри.
Теперь амфибии подплыли совсем близко, количество их увеличивалось. Они собрались здесь со всего озера, лупоглазо таращась на твини. Безгубые пасти непрерывно открывались и закрывались в странном нечетком ритме.
- Мне кажется, они разговаривают, мистер Скэнлон, - заявила Айрин.
- Вполне возможно, - задумчиво согласился старый твини. - Их черепные коробки достаточно велики, чтобы вместить значительный мозг. Если их голосовые связки и уши настроены на звуковые колебания более низкие или высокие, чем человеческие, то мы не можем их услышать - это хорошо объясняет их немоту.
- Наверное, они так же деловито обсуждают нас, как и мы их, - заметил Артур.
- Конечно. И удивляются, что это за игра природы, - добавила Айрин.
Генри ничего не сказал. Он осторожно подошел к берегу озера. Группа амфибий неподалеку озабоченно нацелилась на него глазами; одна-две отделились от остальных и уплыли.
Но ближайшая особь осталась на месте. Ее широкий рот плотно сжался, глаза насторожились - но она не шевельнулась.
Генри остановился, заколебавшись, затем протянул вперед руку.
- Привет, Фиб!
"Фиб" уставился на протянутую ладонь. Очень осторожно его рука, с перепонками между пальцев, протянулась вперед и коснулась пальцев твини, тут же резко отдернувшись; пасть фиба заходила от беззвучного возбуждения.
- Острожно, - раздался позади голос Макса. - Так ты отпугнешь его. Их кожа ужасно чувствительна, сухие предметы могут раздражать ее. Обмакни руку в воду.
Генри немедленно последовал совету. Фиб напряг мышцы, готовый пуститься наутек при малейшем неосторожном движении, но все обошлось.
Вновь протянулась рука твини, на этот раз покрытая каплями.
Долго ничего не происходило, словно фибы обсуждали про себя дальнейший ход событий. А затем, после двух неудачных попыток и поспешных отступлений, руки вновь соприкоснулись.
- Ай да Фиб! - произнес Генри и сжал зеленую ладонь.
В первое мгновение лапа ящера, дернулась, стремясь высвободиться, а затем - Генри ощутил сильное ответное пожатие, такое долгое, что рука у него занемела. Очевидно, одобренные примером первого Фиба, его соплеменники подобрались поближе; к твини протянулось множество рук.
Остальные тоже спустились к воде и теперь обменивалась рукопожатиями с амфибиями.
- Вот что странно, - заметила Айрин, - каждый раз, когда я с ними соприкасаюсь, я начинаю думать о волосах.
Макс повернулся к ней.
- О волосах?
- Да, о наших волосах. У меня в голове возникает картинка - длинные белые волосы, поблескивающие на солнце.
Ее рука инстинктивно поднялась к собственным мягким локонам.
- Слушай-ка, - неожиданно вмешался Генри. - Я это тоже подметил. Это появляется у меня только тогда, когда я касаюсь их ладоней.
- А ты, Артур? - поинтересовался Макс.
Артур только кивнул, приподняв брови. Макс улыбнулся и шлепнул кулаком по ладони.
- Ну что ж, примитивный вид телепатии - слишком слабый, чтобы ощущаться без физического контакта, и даже даже тогда пригодный лишь для передачи некоторых простых образов.
- Но почему волосы, отец? - спросил Артур.
- Может быть, наши волосы заинтересовали их в первую очередь. Они никогда не видели ничего подобного и... и... ладно, кто из нас в силах объяснить их психологию?
Он неожиданно присел на корточки и смочил водой свой длинный хохолок. Вода вспенилась, когда фибы, взметнув зеленые тела, придвинулись ближе. Зеленая лапка осторожно скользнула по тугому белому хохолку. Движение сопровождалось взволнованной, хотя и не слышной болтовней. Отпихивая друг друга, стараясь занять место поудобнее, фибы боролись за привилегию прикоснуться к волосам, пока Макса, совсем выдохшегося, не поставили на ноги силой.
- Теперь они, скорее всего, наши друзья на всю жизнь, - заметил он. - Очаровательная и эксцентричная порода животных.
Именно Айрин заметила группу фибов в сотне ярдов от берега. Они спокойно плавали, не делая попыток приблизиться.
- А они почему не плывут сюда? - спросила она.
Она повернулась к ближайшему фибу и ткнула в его сторону пальцем, делая энергичные, но не слишком вразумительные жесты. Однако в ответ получила только недоумевающие взгляды.
- Это делается не так, Айрин, - ласково подсказал Макс. Он протянул руку, пожал лапу одного из фибов и на мгновение неподвижно застыл. Потом разжал руки, фиб скользнул в воду и исчез. Немного погодя бездельничающие фибы неторопливо направились к берегу.
- Как вам это удается? - воскликнула Айрин.
- Телепатия! Я крепко сжал ему лапу и представил в голове картинку; изолированная группа фибов, и длинная рука, протянувшаяся над водой, чтобы коснуться их, - он добродушно улыбнулся. - Они весьма сообразительны, иначе не поняли бы меня так быстро.
- Так это же самки! - воскликнул Артур, задохнувшись от изумления. - И, клянусь всем святым - они кормят детенышей грудью!
Вновь прибывшие отличались большей стройностью и более светлой окраской. Они осторожно приблизились, подталкиваемые самцами посмелее, и застенчиво протянули вперед лапы в знак приветствия.
- Ой-ой, - в восторге воскликнула Айрин. - Вы только посмотрите!
Она присела на корточки и протянула руку к ближайшей самочке. Остальные твини наблюдали за ней в зачарованном молчании. Занервничав, самочка еще теснее прижала к груди маленькое существо.
Но руки Айрин сделали несколько просящих жестов.
- Пожалуйста, пожалуйста. Он такой славненький. Я не сделаю ему больно.
Сомнительно, чтобы мамаша-фибия поняла что-нибудь, но со внезапной решимостью она подняла маленький зеленый комочек и вложила его в ждущие руки.
Айрин тихо взвизгнула от восторга. Крохотные перепончатые ножки беспорядочно болтались, круглые испуганные глазки уставились на нее. Три другие самочки придвинулись поближе и с любопытством наблюдали.
- Ах ты наша драгоценная крошка! Вы только посмотрите, какой у нас маленький славненький ротик! Хочешь подержать его, Генри?
Генри отшатнулся, словно обжегшись.
- Ни за что в жизни! Да я просто уроню его!
- Ты видишь какие-нибудь мысленные изображения, Айрин? - задумчиво спросил Макс.
Айрин задумалась, хмурясь от напряжения.
- Н-нет. Наверное, он еще слишком маленький, чтобы... Ой... да! Он... он, - девушка рассмеялась. - Он хочет есть!
Она вернула малыша матери. Маленький фибик повернул крохотную зеленую головку и еще раз вытаращился на существо, только что державшее его на руках.
- Дружелюбные создания, - произнес Макс, - и сообразительные. Пусть забирают себе реки и озера. Мы довольствуемся сушей и не станем им мешать.
* * *
Одинокий твини стоял на хребте Скэнлона, его полевой бинокль был нацелен на Водораздел, расположенный в десяти милях дальше, на холмах. Минут пять твини не шевелился, словно бдительная статуя, высеченная из того же камня, что и окрестные горы.
Потом бинокль сместился ниже, и лицо твини побледнело. Он поспешил вниз по склону к охраняемому, тщательно замаскированному входу в Венустаун.
Он проскочил мимо охранников, не сказав им ни слова, и спустился на нижние уровни, где кипела работа по расширению пещеры.
Артур Скэнлон поднял голову и с внезапным предчувствием катастрофы махнул рукой, останавливая работу, останавливая работу дезинтеграторов.
- Что случилось, Соррелл?
Твини подался вперед и прошептал на ухо Артуру одно единственное слово.
- Где? - голос Артура прозвучал отрывисто и хрипло.
- По ту сторону хребта. Теперь они двигаются через Водораздел в нашу сторону. Я заметил сверкание металла на солнце и... - он выразительно подбросил бинокль.
- Господь всемогущий! - Артур смущенно потер лоб и повернулся к озадаченно наблюдавшим за ним от пульта управления дезинтегратором твини. - Продолжайте как намечено! Ничего не менять!
Донельзя озабоченный, он поспешно направился к лифту, отдавая короткие приказы:
- Немедленно утроить охрану! Никому, кроме меня и моих помощников, не выходить из пещеры без особого распоряжения. Выслать гонцов, чтобы вернули всех, кто работает снаружи. Воздержаться от излишнего шума!
По главному проходу он направился к резиденции отца.
Макс Скэнлон оторвался от своих расчетов, морщины на лбу медленно разгладились.
- Здравствуй, сын. Что-то случилось? Опять прочные пласты?
- Нет, кое-что похуже, - Артур тщательно прикрыл за собой дверь и произнес, понизив голос: - Земляне!
- Переселенцы?
- Похоже. Соорел сказал, что видел среди них детей и женщин. Их всего несколько сот, есть оборудование для стоянок... и они движутся в нашем направлении.
Макс простонал.
- Вот уж не везет, так не везет. В их распоряжении все обширные земли Венеры, а они выбрали себе именно эту долину. Пойдем, надо взглянуть на них собственными глазами.
* * *
Они перевалили через Водораздел длинной, извилистой колонной. Грубые пионеры, их забитые, изможденные работой жены, беззаботные, малограмотные, скверно воспитанные дети. Приземистые вместительные "венерианские фургоны" неуклюже подскакивали на ухабах.
Вожаки оглядели открывшуюся долину. Один из них заговорил резко, отрывисто, заглатывая слова:
- Почти добрались, Джем. В предгорье можно передохнуть.
Второй неторопливо добавил с тяжелым вздохом:
- Там дальше, пойдут хорошие, урожайные земли. Можно будет заложить фермы. Этот месяц дался нам нелегко, - медленно выговорил он. - Я рад, что все близится к концу!
* * *
А с горного хребта впереди - последнего хребта перед долиной - отец и сын Скэнлоны, незаметные крапинки на таком расстоянии, с тяжелыми сердцами наблюдали за пришельцами.
- Единственное событие, к которому мы не были подготовлены - именно это и случилось!
Артур заговорил неторопливо и спокойно.
- Их немного, и они не вооружены. Мы можем запросто отогнать их отсюда. - И с внезапной яростью произнес: - Венера - наша!
- Да, мы сможем изгнать их. Но они вернутся - уже вооруженные и в гораздо большем количестве. А мы не в состоянии бороться со всей Землей.
Молодой человек в отчаянии прикусил губу:
- Никогда, - твердо сказал Макс, его усталые глаза вспыхнули. - Мы не должны начинать со схватки. Если мы станем убивать, нам нечего ожидать милости от Земли. Так мы ничего не добьемся.
- Но отец, что нам еще остается? Мы вообще не можем рассчитывать на землян. Если нас обнаружат... если они хотя бы заподозрят наше присутствие, то все усилия окажутся напрасными, мы проиграем с самого начала.
- Знаю, знаю.
- Мы уже ничего не можем изменить, - продолжал пылко Артур. - Мы потратили месяцы на строительство Венустауна. Разве можно теперь начинать все заново?
- Нет, - бесстрастно согласился Макс. - Стоит нам попытаться тронуться с места, и нас мигом обнаружат. Мы разве что...
- ...Можем затаиться, как кроты, - подхватил Артур, - вот и все. Загнанные ублюдки! Так?
- Можешь к этому относится, как тебе нравится, но мы обязаны спрятаться, Артур. Обязаны затаиться.
- Пока?
- Пока я... или мы... не завершим работу над искривляющимся двухкратным статис-лучом. Снабженные непреодолимой защитой, мы сможем спокойно объявиться. На это могут уйти годы, но может потребуется и одна неделя. Я не знаю.
- И каждый день мы будем трепетать от опасности быть обнаруженными. Каждый день ожидать, что вот-вот вторгнется в наш город орда чистокровных и выкурит нас наружу. Нам придется трястись от страха день за днем, неделю за неделей, месяц за месяцем.
- Но мы с этим справимся, сынок, - губы Макса плотно сжались, глаза стали льдисто-голубыми.
Они медленно двинулись в сторону Венустауна.
* * *
Работы под землей стихли, все внимание было обращено на верхний этаж и на замаскированные выходы. Там снаружи, были воздух, солнце, трава, леса и земляне.
Они обосновались в нескольких милях вверх по реке. Уже появились их примитивные домишки. Начали расчищаться площади под посевы. Размечались первые фермы. Колония организовывалась.
А в недрах Венеры одиннадцать сотен твини оборудовали себе новые жилища и ждали, когда старый Скэнлон доведет до конца свои расчеты.
* * *
Айрин сидела на каменном выступе, глядя перед собой туда, где серый свет свидетельствовал о наличии открытого входа, и предавалась невеселым размышлениям. Ее изящные ножки грациозно покачивались взад-вперед, и сидящий рядом Генри Скэнлон безнадежно старался придать себе вид безмятежного зеваки.
- Знаешь, о чем я подумала, Генри?
- О чем?
- Готова поспорить, что фибы могут нам помочь.
- В чем, Айрин?
- Помочь нам отделаться от землян.
Генри детально обдумал услышанное.
- И что тебя заставляет так думать?
- Ну, они такие умненькие... гораздо умнее, чем мы считали. К тому же их мышление своеобразно. Вместе они что-нибудь сообразят... я это просто чувствую. Тебе этого не понять, Генри, - отмахнулась она.
Генри стерпел.
- Я... я думаю, у тебя появилось что-то вроде неустойчивой связи... ну, силовые волны телепатического рода.
Айрин поглядела вниз с пугающей трехфутовой высоты.
- В твоих словах что-то есть...
Генри усмотрел в ее тоне намек и повел себя соответственно. На минуту воцарилось молчание, а потом Генри в очередной раз предался размышлениям о том, на самом ли деле Айрин охладела к нему. Но прежде, чем юный твини сумел окончательно убедиться в этом, девушка заявила:
- А сказать я хотела, Генри, всего-навсего вот что. Почему бы нам не выбраться наружу и не повидаться с фибами?
- Отец оторвет мне голову, если я что-нибудь такое выкину.
- Это будет довольно забавно.
- Возможно, но неприятно. Мы не можем рисковать; вдруг нас кто-то заметит. - Айрин благоразумно пожала плечами:
- Хорошо, раз ты боишься, не будем больше говорить об этом.
Генри, залившись краской, вскочил. Теперь он оказался на самом краю выступа.
- Кто боится? Когда ты собираешься идти?
- Прямо сейчас, Генри. Сию минуту. - Ее щеки зардели от энтузиазма.
- Отлично! Двинулись!
Он быстрым шагом устремился вперед, увлекая ее за собой... Но тут же ему в голову пришло соображение, заставившее остановиться.
Он свирепо повернулся к Айрин.
- Сейчас я покажу тебе, как я боюсь.
Его руки обхватили ее, и слабый удивленный возглас был эффективно заглушен.
- Господи, - прошептала Айрин, когда снова оказалась в состоянии заговорить. - Какая невероятная грубость!
- Верно. Так я же известный грубиян, - ответил Генри и, чуть помолчав добавил: - А теперь пошли к твоим фибам, и не забудь мне напомнить, когда я стану президентом, чтобы я поставил памятник тому парню, что изобрел поцелуй.
Вверх по прорезанному в скале коридору, мимо охранников, через тщательно замаскированный проход - они выбрались на поверхность.
Дымные костры в южной части горизонта являлись зловещим доказательством присутствия человека. Ни на минуту не переставая об этом думать двое молодых твини проскользнули через лес к озеру фибов.
Возможно, фибы каким-то внутренним чутьем ощутили присутствие друзей - утверждать этого парочка не могла - но стоило твини приблизиться к берегу, как плывущие им навстречу под водой темно-зеленые пятна указали на появление этих созданий.
Голова с широко расставленными, выпученными глазами выскочила наружу, а секундой позже раскачивающиеся лягушачьи морды уже усеяли поверхность озера.
Генри смочил руку и дружелюбно коснулся протянутой ему лапы.
- Привет, фиб.
Огромная пасть распахнулась в беззвучном ответе.
- Спроси его про землян, Генри, - поторопила Айрин.
- Погоди, - Генри нетерпеливо отмахнулся. - На это потребуется время. Постараюсь сделать все наилучшим образом.
На две томительно долгие минуты человек и фиб застыли в неподвижности, вглядываясь друг другу в глаза. Потом фиб резко рванулся в сторону и нырнул; и словно повинуясь неслышимой команде, остальные озерные обитатели также исчезли с поверхности, оставив твини в одиночестве.
Какое-то время Айрин растерянно глядела им вслед.
- Что случилось?
- Не знаю, - Генри пожал плечами. - Я представил себе землянина, и, похоже, фиб знает, про кого я думал. Затем я вообразил землян, воюющих с нами и убивающих нас... В ответ фиб представил множество твини и совсем немного людей - и другое сражение, в котором мы их перебили. Я подхватил его картину и показал новое нашествие землян, только их стало больше, как они приходят орда за ордой, как они убивают нас... И тогда...
Но девушка зажала уши руками.
- Боже мой! Не удивительно, что несчастное создание ничего не поняло. Как еще он не свихнулся окончательно!
- Я старался, как мог, - хмуро ответил Генри. - В конце концов, это была твоя распрекрасная идея.
Айрин лишь фыркнула, ничего не успев ответить, как озеро вновь наполнилось фибами, причем их стало значительно больше.
- Они возвращаются, - негромко произнесла она.
Первый фиб протянул лапу Генри, в то время, как другие столпились вокруг. Наступило долгое молчание. Айрин забеспокоилась.
- Ну? - не выдержала она наконец.
- Помолчи, пожалуйста. Я еще не все понял. Что-то насчет крупных животных - каких-то чудовищ... - его голос оборвался, меж бровей от болезненной сосредоточенности залегла глубокая складка.
Потом он закивал - сперва как бы машинально, затем все энергичнее.
- Я все понял... И это прекрасное решение. С помощью фибов мы можем спасти Венустаун, Айрин, - если ты согласно завтра отправиться со мной в Низины. Надо только взять пару тонитов и пищевые концентраты, а там, если мы двинемся по течению реки, у нас уйдет не больше двух-трех дней в один конец и столько же на обратный путь. Что ты на это скажешь?
Юность не склонна к длительным размышлениям. Колебания Айрин были чистым кокетством.
- Что ж... может быть, мы и не вернемся, но... но я иду... с тобой.
На последжнем слове было сделано едва заметное ударение.
Через десять секунд они уже двигались назад к Венустауну, и Генри предавался размышлениям о том, что, если уж браться за дело с размахом, то не лучше ли будет воздвигнуть сразу два памятника парню, изобретшему поцелуй.
* * *
Мерцающие оранжево-красные языки пламени переливались багровыми отблесками на пышном хохолке Генри, отбрасывали пляшущие тени на его нахмуренное лицо. В Низинах было душно, о костра жара становилась еще мучительнее, но Генри придвинулся к Айрин, спавшей по ту сторону. Обильная фауна венерианских джунглей уважала огонь, и потому костер означал здесь безопасность.
Они находились уже в трех днях пути от плато. Ручей превратился в теплую, неторопливую реку, покрытую вдоль берегов зеленой пеной водорослей. Уютные леса возвышенностей сменились здесь переплетающейся, извивающейся растительностью джунглей. Лесное многоголосье разрослось до мощного крещендо. Воздух становился все теплее и влажнее, почва - болотистой, окружающее - фантастичнее.
Но реальная опасность им пока не грозила - в этом Генри был убежден. Ядовитые формы жизни на Венере были не известны, что же касается толстокожих монстров - повелителей джунглей - то огонь ночью, и близость фибов днем, удерживали их на расстоянии.
Дважды звучал в отдалении разрывающий уши рев центозавра, дважды треск сокрушаемых деревьев заставлял юных твини замирать от ужаса. Но оба раза чудовища уходили прочь.
Теперь шла третья ночь. Фибы уверяли их, что с рассветом можно будет пуститься в обратный путь, и уже одна мысль о комфорте Венустауна доставляла удовольствие. Приключения и переживания - это прекрасно; с каждым часом гордость за Генри все ярче сверкала в глазах Айрин - а глаза у нее изумительные! - Но все же мысли о Венустауне и дружелюбных Возвышенностях были приятны.
Генри перевернулся на живот, уставясь в огонь и размышляя о прожитых им двадцати годах... почти двадцати.
- Ах, черт! - он поранился о жесткую траву. - А ведь пора бы уже подумать о женитьбе...
Взгляд Генри невольно скользнул по фигурке, спящей по другую сторону костра. Словно в ответ, веки Айрин задрожали, в глубине синих глаз мелькнул отблеск пламени.
- Никак не могу заснуть, - пожаловалась она, тщетно пытаясь пригладить свой белый хохолок. - Такая жарища.
Она с неудовольствием покосилась на костер. К Генри вернулось хорошее настроение:
- Ты проспала несколько часов... и храпела, как тромбон.
Глаза Айрин распахнулись.
- Не может быть! - воскликнула девушка и добавила трагически дрогнувшим голосом: - Я храпела?
- Не, конечно, нет! - Генри с подвыванием расхохотался, ос